За что в 1970 году расстреляли командира ракетного корпуса?

В начале 70-х годов прошлого века началась моя трудовая деятельность в городе Карталы Челябинской области. Пришлось несколько раз побывать и в расположенном рядом военном городке Солнечный (ныне – Локомотивный). До меня тогда дошли слухи, что за 2-3 года до этого в городке произошла трагедия — был застрелен какой-то крупный военный командир. Но о причинах этого ЧП узнал намного позже, когда прочел документы.

Василий Другов, заместитель заведующего отделом административных органов ЦК КПСС, проводивший расследование по факту убийства командира 18-го отдельного корпуса ракетных войск генерал-лейтенанта Георгия Павловича Кариха, отмечал в докладной записке:

«Установлено, что 20 января 1970 года генерал-лейтенант Карих прибыл в одну из ракетных дивизий корпуса для участия в собрании партийного актива по итогам декабрьского (1969 г.) Пленума ЦК КПСС, а также в учебных сборах руководящего состава частей соединения. После собрания партийного актива по указанию генерала Кариха в гостинице дивизии был организован ужин со спиртными напитками, на котором участвовало несколько лиц из числа руководящего состава дивизии…»[1].

До этого момента, как видим, все шло как обычно. Другими словами — в штатном режиме. Большинство проверок и инспекций в армии, как правило, заканчивались, да и сегодня заканчиваются, застольем. Иногда – с привлечением женского пола. Правда, в провинции в советское время была напряженка по части женщин с «низкой социальной ответственностью». К тому же, режим секретности не позволял допускать к носителям этих секретов людей посторонних. А в это время как раз осуществлялась постановка на боевое дежурство новых ракетных комплексов второго поколения Р-36 (ракета тяжёлого класса конструктора М.К. Янгеля, способная нести термоядерный заряд и преодолевать мощную систему ПРО, по классификации НАТО — SS-9).

18-й корпус, который возглавлял Г.П. Карих был сформирован в 1965 году, с местом дислокации в г. Оренбурге. В Карталах находилась 59-я ракетная дивизия, входившая в состав корпуса.

Проверка закончилась печально. Как сообщают энциклопедии и справочники: «Георгий Павлович Карих трагически погиб в 1970 году»[2].

Иногда дают расшифровку: «Генерал Карих погиб в январе 1970 года при осуществлении инспекции в расположении одной из частей ракетного корпуса близ населённого пункта Карталы. Инцидент был связан с бытовыми нарушениями дисциплины и сценой ревности одного из офицеров».

Что же произошло на самом деле?

В докладной записке Другова об этом сказано подробно:

«По окончании ужина, оставшись наедине с официанткой М. – женой инженер-майора Маркова В.Г., Карих склонил её к сожительству. Обеспокоенный продолжительным отсутствием жены, офицер Марков в полночь отправился в гостиницу и обнаружил её в комнате, где проживал Карих. О случившемся он доложил командиру дивизии генерал-майору Харченко А.Т. и начальнику политотдела дивизии полковнику Локтеву В.И. Однако ими своевременных мер по заявлению Маркова принято не было.

С целью скрыть совершённый аморальный проступок и «уладить» инцидент с подчинённым офицером, Карих приказал начальнику тыла дивизии полковнику Рогозному доставить майора Маркова в гостиницу, куда последний прибыл в три часа ночи. Спаивая Маркова, Карих пытался уговорить его не докладывать о случившемся, при этом давались ему обещания улучшить квартиру, перевести в другой гарнизон, повысить в воинском звании.

Утром 21 января Марков, узнав о том, что его жена снова ушла в гостиницу для обслуживания генерала Кариха, в крайне возбуждённом состоянии пришёл в штаб полка, получил пистолет и, по его словам, не видя другого выхода из создавшегося положения, решил покончить жизнь самоубийством, а для того, чтобы попрощаться с женой, позвонил ей в гостиницу.

Узнав об этом, генерал Карих вновь пригласил Маркова к себе и в повторной беседе с выпивкой допустил по отношению к Маркову угрозы, оскорбления, унижение человеческого достоинства. Оскорблённый и доведённый до отчаяния Марков тремя выстрелами из пистолета убил Кариха. По предварительному заключению специалистов Марков совершил преступление в состоянии физиологического аффекта».

Между тем, в ходе проведенного расследования было установлено, что подобного рода факты «бытового разложения» генерала Кариха имели место и раньше. Поступали на него и письменные жалобы. Но ему все сходило с рук, на пьянки и инциденты вышестоящее командование закрывало глаза, поскольку Карих считался в ракетном деле специалистом высокого класса, имеющим большой опыт руководства и формирования частей и соединений ПВО и РВСН.


Георгий Карих с космонавтом Германом Титовым

СПРАВКА: Георгий Павлович Карих (1915-1970) – в РККА с 1934 года. Участник Отечественной войны с июля 1942 года. Командовал 441-м истребительным авиаполком 106-й и 328-й истребительных авиадивизий. С апреля 1952 года — командир 129-й истребительной авиационной дивизии. С ноября 1956 года — начальник штаба истребительной авиации Уральской армии ПВО. С ноября 1957 года — начальник штаба 42-й Воздушной истребительной армии ПВО. С ноября 1958 года -начальник штаба – заместитель командующего истребительной авиации Бакинского округа ПВО. С апреля 1961 года — командир 8-го отдельного ракетного корпуса. В августе 1965 года назначен командиром 18-го отдельного ракетного корпуса.

По докладу Другова заведующий отделом административных органов ЦК Николай Савинкин предложил обратить внимание высшего военного руководства на выявленные негативные факты, связанные с бытовым разложением генералов[3].

31 марта 1970 года Секретариат ЦК КПСС принял по записке отдела административных органов ЦК следующее решение:

«Поручить Министерству обороны СССР и Главному политическому управлению Советской Армии и Военно-Морского Флота рассмотреть вопросы, изложенные в записке, и принять меры по улучшению работы с руководящими военными кадрами. О принятых мерах доложить ЦК КПСС к 1 июля 1970 года».

Тогда же, в марте 1970 года 18-й ракетный корпус был преобразован в 31-ю Оренбургскую армию стратегического назначения.

А майор Владимир Марков был предан суду. Вот что написал об этом его сослуживец полковник Е.А. Ягунов:

«Было следствие. Затем состоялся суд Военного трибунала. На суде майор показал, что генерал Карих в разговоре, оскорбил грубо его мужское достоинство, и поэтому он сорвался! Выхватил свой пистолет, который, в нарушение существующих правил, не сдал после дежурства, и произвел в грудь генерала три выстрела. После чего позвонил командиру дивизии полковнику Харченко и доложил: «Я застрелил генерала Кариха!».

Суд учел смягчающие обстоятельства, поскольку майор после боевого дежурства находился в состоянии аффекта. Поэтому приговорил его всего к двум годам военной тюрьмы общего режима (колонии общего режима — авт.) с отбыванием заключения в г. Магнитогорске. Через год за примерное поведение майора сделали командиром подразделения самоохраны тюрьмы. Ему разрешили свидания с женой. Он с ней не развелся».