«Собака Баскервилей» : как снимали лучший фильм о Шерлоке Холмсе и докторе Ватсоне

После выхода на телеэкраны первых фильмов о Холмсе и Ватсоне зрители завалили Ленфильм письмами. Дескать, раз уж вы взялись за Конан Дойля, то снимите и «Собаку Баскервилей». Как-никак, самое читаемое произведение о знаменитом сыщике. И режиссер Игорь Масленников действительно взялся за телевизионную постановку повести. Впоследствии фильм стал лучшим в цикле экранизаций произведений о Шерлоке Холмсе.

Впрочем, подготовка и сами съемки дались Масленникову непросто. Весь процесс то и дело сопровождался сложностями. На роль Генри Баскервиля режиссер вначале пригласил Николая Губенко. Тот прошел кинопробы и уже был утвержден на роль, но потом вдруг отказался. В итоге срочно понадобилась замена.

Тогда оператор Юрий Векслер порекомендовал на эту роль Никиту Михалкова. Тот как раз закончил снимать «Родню». Михалков принял это предложение с энтузиазмом. Приехал в Ленинград за две недели до начала работы, да еще и не один. С собой он прихватил своего приятеля – актера и режиссера Александра Адабашьяна.

Масленников вначале недоумевал: зачем Михалков взял с собой компаньона. Но когда эта парочка стала шушукаться за его спиной и давать советы, как снимать будущий фильм, он понял: ему не доверяют как режиссеру. Пришлось обоих поставить на место и показать, кто на площадке хозяин. А поскольку роль Бэрримора на тот момент все еще была свободна, то Масленников решил отдать ее Адабашьяну. И это был абсолютно верный выбор.

И Михалков, и Адабашьян привнесли в фильм то, что изначально отсутствовало в сценарии. С легкой руки Никиты Сергеевича сэр Генри стал комичным и немного развязным персонажем в волчьей шубе, обожающим мясо и вино. Дополнил своего героя и Адабашьян. Во взаимоотношениях Ватсона и Бэрримора появился скрытый конфликт. Доктор все время подозревал дворецкого, а тот ему за это не докладывал овсянку в тарелку. В сценарии этого конфликта прописано не было. За Бэрримора Александр Артемович благодарен Масленникову до сих пор. Роль дворецкого стала знаковой в его карьере. А фраза «овсянка, сэр» быстро ушла в народ.

Об овсянке стоит сказать отдельно. Кашу специально для съемок готовила ассистентка по реквизиту. Овсянка получалась настолько вкусной, что актеры ее с удовольствием уплетали и по окончании съемочного дня. Поэтому женщина варила сразу две кастрюли – одну для фильма, другую для артистов. Причем, у кастрюли с кашей дежурил охранник – чтобы овсянку кто-нибудь из группы не съел раньше времени.

Роль супруги дворецкого, говорливой Эльзы Бэрримор отошла Светлане Крючковой. Роль была не самой простой. По сценарию, героиня постоянно плакала, переживала за своего брата-беглеца – каторжника Сэлдона. Актриса же на тот момент была в положении. Опасаясь, что все эти треволнения скажутся на ее здоровье, Крючкова придумала оригинальный ход. Многие свои реплики она произносила с улыбкой. Получилось идеальное решение образа.

В роли Стэплтона Масленников с самого начала видел Олега Янковского. Но не потому, что тот обладал каким-либо отрицательным обаянием. Просто они были хорошо знакомы, и до «Собаки Баскервилей» уже работали вместе. Олег Иванович не разочаровал и на этот раз. Главный злодей из него вышел просто отличный.

Едва начались съемки, случилось непредвиденное. Слег в больницу с инфарктом оператор Юрий Векслер. Пришлось искать замену и ему. Масленников привлек сразу двух специалистов. В павильоне студии работал Дмитрий Долонин, натуру снимал Владимир Ильин.

Саму натуру Масленников нашел в Эстонии. Баскервиль-холлом в фильме стали сразу два здания в Таллине: замок Глена и замок графа Орлова-Давыдова (замок Маарьямяэ). Первый появляется в кадре во время рассказа доктора Мортимера. Именно по его фасаду спускалась пленница Хьюго Баскервиля. Второй замок изображал Баскервиль-холл уже конца XIX столетия. Сейчас здесь находится Музей истории Эстонии. Пейзажи графства Девоншир, торфяные топи Дартмура, Гримпенскую трясину снимали в эстонском поселке Ристи. А дом Стэплтонов – в деревне Кадарпику. Сегодня в том доме размещен музей эстонского художника Антса Лайкмаа.

Больше всего киношники намучились с «главной героиней» фильма – той самой собакой Баскервилей. Типаж искали долго. Животное должно было вызывать у зрителей первобытный ужас, и ошибиться здесь было нельзя. Участники съемочной группы понятия не имели, как именно должен выглядеть монстр из повести Конан Дойля. Поэтому снимали собак разных пород. В роли пса даже хотели снять загримированного теленка. Но благоразумно от этой затеи отказались.

Наконец, нашли огромного дога. Облепили его светоотражающей лентой, какую клеят на дорожные знаки. Результат получился забавным и рассмешил всю съемочную группу. Тогда пса хотели на самом деле обмазать фосфором – как и было описано у Конан Дойля. Но тут воспротивились кинологи – мол, животное потеряет обоняние.

В итоге придумали для собаки специальную маску. На черный бархат наклеили лайт-скотч. А вместо фосфора наколотили смесь из стирального порошка и светоотражающего покрытия. Эту смесь и нанесли на маску, с которой дог бегал в кадре. Однако придумать грим – это оказалось лишь половина дела.

Самым сложным было снять собаку как надо. Она должна не просто бежать на камеру, но и изображать агрессию, споткнуться от «попадания» пули. И вот с этим возникли проблемы. Оператор поставил камеру, выставил освещение. Но дог никак не хотел бежать на свет. Не желал падать в нужный момент от выстрела. И оказался весьма миролюбивым псом, быстро влюбив в себя всю группу.

Животное и уговаривали, и кормили разными вкусностями. Пес оказался большим сладкоежкой и без зазрения совести слопал, например весь торт на день рождения Виталия Соломина. На сцену с нападением собаки ушло семь дублей. Эпизод сняли только тогда, когда пес утомился настолько, что стал спотыкаться и сам, без всяких увещеваний. При этом Михалков отказался сниматься вместе с собакой. В итоге снимали их по отдельности, а отснятые кадры потом совместили.

Позже намучились и при озвучивании пса. Помните страшные гортанные звуки, которые издавала собака Баскервилей? Это рычание льва, собачий лай, рев медведя, обработанные определенным образом. Работу эту делали в Москве, ибо в Ленинграде нужной аппаратуры на тот момент просто не было.

Старания съемочной команды не пропали даром. «Собака Баскервилей» стала самой популярной и, пожалуй, самой лучшей экранизацией приключений Шерлока Холмса и его коллеги доктора Ватсона. На мой взгляд, режиссеру Игорю Масленникому удалось самое главное – передать атмосферу оригинальной повести Конан Дойля.