«Прошу услышать и передать другим»: автор хитов Шатунова прервал молчание после смерти Юры

Скоропостижная смерть в 48 лет Юрия Шатунова вызвала бурные пересуды.

За те почти четыре месяца, которые прошли со дня трагедии, о ее причинах так или иначе высказались почти все немногие люди из шоу-бизнеса, окружавшие Юрия Васильевича (или Василича, как называли его самые близкие).

Несмотря на свою искреннюю улыбку и какую-то особую магию, которой были пропитаны и его песни, и сам артист, он всегда оставался очень закрытым. Может быть, поэтому на церемонии прощания с Шатуновым практически не было его именитых коллег. Зато проводить кумира 80-90-х пришли тысячи поклонников.

Отстраненность Юры от общего музпроцесса абсолютно не мешала ему идти своим путем.

Один из самых гастролирующих артистов в стране выступал без шоу-балета, бэк-вокала, смены костюмов. Но от этого армия его фанатов не становилась меньше.

Несколько хитов Шатунову («А помнишь», «Я перессорился с дождем», «Фенечка», «Твой дневник» и др.) написал композитор и поэт Константин Губин, который давно сотрудничает с самыми известными артистами от Сосо Павлиашвили до Андрея Державина, от Лепса до Льва Лещенко, от Аллегровой до Пугачевой.


Губин выложил фрагмент своей переписки с Шатуновым

Константина не раз просили высказаться о смерти Шатунова. Ведь он не только был автором артиста, но и его близким другом. Особенно поклонниц Юры интересовала позиция Губина по поводу причин смерти музыканта. На чьей он стороне? Тех, кто винит в трагедии Разина, который судился с бывшим солистом своей группы «Ласковый май» за главные хиты? Как относится к директору Шатунова — Аркадию Кудряшову, который на протяжении долгих лет был рядом с Юрой в режиме 24/7, а накануне трагедии вместе с ним находился в гостях у знакомых в Домодедовском районе Подмосковья и якобы вовремя не вызвал для своего подопечного скорую и что-то, дескать, скрывает.

— Я не сторонник «размахивать флажками» и выступать с обращениями, это не моё, — написал сегодня Губин в соцсети. — Но сейчас у меня нет другого выхода. Честно? Достали расспросами. Отвечать не хотел, так как переживал и переживаю произошедшее глубоко и тихо. Но количество обращений растёт, и вчера я сорвался, стал отвечать.

Константин уточнил, что это письмо отправил нескольким поклонницам Шатунова. А теперь решил опубликовать его для всех.

— Читайте, пересылайте другим. Больше на эту тему я не общаюсь. Точка, — отметил хитмейкер.

Итак, в чем же заключается его позиция?

А вот ( орфография сохранена):

— Умер мой друг. Умер внезапно, за час. Это ужасно. Это кажется бредом. Но, увы, так бывает. И у обычных людей, и у самых ярких и знаменитых. Вы когда-нибудь слышали от знакомых фразу, типа: «Ужас… Мы ведь вчера с ним разговаривали, всё было отлично, а ночью он умер»? Ну согласитесь, ведь сплошь и рядом такое…

Неужели вы думаете, что его семья не интересовалась подробностями? Неужели вы все вместе взятые знаете что-то большее о случившемся горе, чем его родные и близкие люди? Неужели вы реально думаете, что Кудряшов злодей, и убил человека, с которым был рядом пол жизни, которого знал буквально до молекулы? Который для Аркадия был смыслом его жизни, без преувеличения… Я разговаривал с ним недавно… Он через слово плачет…

Я знал, чем «дышит» Василич.. Кто для него важен, что для него важно. Кого он любит, кого он ненавидит. Он был как на ладони, прямой и искренний. Мы говорили с ним настолько открыто обо всём, насколько это возможно с самым близким человеком.

И именно на основании этого, если Вы мне верите, прошу услышать и передать другим.

Забудьте такие мысли, как «смерть Юры многим не нравится» и «мы требуем разоблачения и наказания».

Не берите на себя функцию Бога! Не играйте в следователей и судей! Прекратите порождать и распространять сплетни. Пожалейте, пожалуйста, душу Юры. Не тревожьте её обидными мыслями и догадками. В том числе и относительно родных и близких ему людей, которых он оставил здесь.

Просто слушайте его песни и храните светлую память в сердце. Светлую и добрую память! Без грязи!

Ведь он где-то рядом, — резюмировал Константин Губин.