«От беспризорника и нищего до генерал-майора авиации». Удивительная судьба и война летчика Георгия Захарова

Все-таки не зря говорят, что из советских людей можно было делать гвозди. Иногда знакомишься с биографией отдельных личностей и просто не понимаешь, как они не ломались под тяжестью выпавших на их долю страданий. Тем не менее, они находили в себе силы и добивались успехов.

История летчика Георгия Захарова не перестает меня удивлять. Из беспризорника и нищего он превратился в генерал-майора советской авиации, который внес огромный вклад в разгром противника. Так как же сложилась его судьба?

Статья получилась длинная. Но не рассказать подробности жизни этого человека просто нельзя. Постарайтесь осилить.

Тяжелейшее детство

Георгий родился в обычной семье. Родители звезд с неба не хватали. Отец работал на железной дороге. На скромное жалованье содержал семью. Человеком был очень суровым и уважаемым.

«Отца мы очень любили. Но относился он к нам строго. Работали мы с раннего детства на подсобном хозяйстве наравне со взрослыми. В 1918 г. отца арестовали. Прибывший на место урядник со всей силы ударил его плетью. Я в жизни себе не мог представить, что кто-то может поднять руку на отца. Даже самые задиристые забулдыги в нашем селе, которые не прочь были почудить, с отцом моим считались. Отец взял палку, с которой он ходил в лес, чтобы отбиваться от волков, и молча ударил урядника так, что тот согнулся в три погибели».

За что задержали отца мальчик так и не понял. Вскоре его отпустили. Но пришел он домой уже другим человеком. Он был таким же стойким, но здоровье пошатнулось.

«Видно было, что его долго били и мучили. Все как будто поменялось. Началась Гражданская война»

Вскоре война пришла и в родное село. Люди стали куда-то исчезать. Ушел, не сказав ничего, и старший брат Георгия. Чехословацкие солдаты насильно отбирали скот, лошадей. При малейшем сопротивлении – расстреливали. От голода погибли родители мальчика, а потом и бабушка.


Мы остались с младшей сестрой. Чтобы хоть как-то выжить, я отрезал кожу со шкуры лошади, которая весела на двери, и из этого делал отвар. Когда еда закончилась, укутались во все, что смогли отыскать и отправились прочь – навстречу голодной смерти. Мы искали хотя бы корку хлеба. Проходили впустую по 15 верст. Мне иногда кажется, что я все это себе придумал. Настолько сильный отпечаток оставило в моей памяти детство. Мне было тогда 12 лет.

Выжить смогли, когда повстречали таких же беспризорников – мальчика и девочку. Вчетвером они побирались, выпрашивали деньги, еду. Спали в покосившемся сарае. Батрачили, снова побирались, потом снова батрачили. И тут произошло чудо. Ушедший на фронт старший брат Андрей вернулся. Огрубевший и жесткий.

Он собрал нас снова под одной крышей. И зажили мы, как прежде. Устроил Андрей меня на лесопилку. Отдал учиться в техникум и комсомол. Через три года мы почувствовали почву под ногами. Андрей тогда вместе с младшим братом уехал на Кубань. В 1944 г. я узнал, что оба они погибли при освобождении Керчи.

Испания и Китай

В 1930 г. Георгий отслужил в армии. Там «заболел» небом. Поступил в Сталинградское летное училище. В 1934 г. дослужился до старшего летчика. В 1936 г. под руководством летчика-аса Рычагова Захаров под псевдонимом Энрико Лорес отправился добровольцем в Испанию.

Воевать в Испании мы начали сразу. Познали хитрость немецких пилотов. Когда понимали, что попались, они частенько создавали впечатление, что их машина подбита или что пилот ранен. Переводили машину в беспорядочное падение, а у земли уходили на бреющем полете. Первый самолет я сбил только через 4 дня

Был несколько раз на грани смерти. Схлестнулся сразу с 12 самолетами противника. Мог моментально погибнуть, если бы немцы друг другу не мешали.

Всего одна очередь, и моя машина бы развалилась. Я крутил ее изо всех сил. В глазах темнело от перегрузок. Но в голове было: «только не по прямой». Смог выбраться.

В Испании Захаров сбил 6 самолетов. В 1937 г. отправился в Китай сражаться с японцами. Там тоже отличился. Выследил японский истребитель И-96, за которым «охотились» советский инженеры. Вынудил пилота сесть (он позже застрелился). Захватил машину. Во время перегона самолета летчик чуть не погиб. Отказал мотор. Чудом удалось сесть. Получил тяжелый перелом руки. Сам смог вправить ее так, что врачи говорили: «Не вправил бы, потерял бы руку». Захарову приходилось отбиваться от диких зверей. На третьи сутки уже бездыханного его нашли.

Старшего лейтенанта, сохранившего уникальную боевую машину, вызвал сам нарком Ворошилов и сказал:

«Товарищ полковник, благодарю за службу»

Так старлей стал полковником.

Начало войны, наглость немцев и героизм пилотов

Уже после войны к Захарову подошел Герой Советского Союза Селантьев и поинтересовался, откуда он знал, когда начнется война. А дело было в том, что 18 июня Георгий Нефедович получил приказ совершить облет западной границы СССР.


Я видел огромное скопление немецких войск: плохо замаскированные танки, бронемашины. Видел, как шныряли туда сюда мотоциклы. На глаз я смог определить примерное количество войск. Представшую передо мной картину я связывал с моим боевым опытом. В голове один вывод: «Со дня на день»

Позже Захаров прибыл на доклад к командующему Западным фронтом Павлову (за чудовищные ошибки в начале войны его расстреляют).

«А не преувеличиваете ли вы?» – поинтересовался Павлов. «Тогда сопровождавший меня генерал сказал: «Оснований не доверять упомянутым данным нет». Ушел я оттуда с сильным чувством беспокойства.

Войну Захаров встретил в звании генерал-майора и в своих мемуарах удивлялся наглости немцев:

Наглости немцев не было предела. Незадолго до войны их самолеты-разведчики сильно активизировались. Под предлогом поломки они совершали вынужденные посадки на наших военных аэродромах. При этом требования посадить самолет на специально отведенных участках игнорировали. Колесили по нашим аэродромам. Фиксировали расположение истребителей, ангаров, полос. При общении с советскими военными на ломаном русском слезно извинялись. Делал это, как правило, запачканный в масле инженер, который объяснял все это поломками мотора. Потом выяснялось, что мотор исправлен. Они знали, что их отпустят. И, к сожалению, их всегда отпускали. Не хотели политических осложнений.

Будучи начальником 43-й дивизии, Захаров смог предпринять заблаговременно все меры предосторожности. Поэтому его самолеты в первые дни войны уничтожены не были. Сам за штурвалом И-16 прикрывал с воздуха Минск. Смог уничтожить немецкий «мессер».

Советские пилоты в первые дни войны демонстрировали чудеса стойкости. Молодые, недавно окончившие летные училища, они били врага. При этом шли напролом.

Я каждый день читал донесения. И иногда не мог поверить, что такое бывает. Пилот Ахметов в одиночку разогнал 15 немецких бомбардировщиков, а Плотников вступил в схватку с 26 истребителями врага. Сбил 6 самолетов, а сам остался жив.

Именно из таких эпизодов и складывалось то, что немцы впоследствии назовут преграда. Героизм каждого отдельного пилота или солдата.

Нарушение приказа и мужской поступок

В октябре 1941 г. Захарову приказали передислоцироваться на аэродром в Гжатске. Высшее командование тогда не обладало всей полнотой информации, и на местах было видно лучше. В Гжатск Захаров не полетел. Аэродром был не пригоден для использования. К тому же немцы прорвали оборону под Вязьмой и уже были на подступах к аэродрому. В нарушение приказа Захаров перебазировался под Можайск.


После доклада один из военачальников сухо спросил: «Почему нарушили приказ и не сели в Гжатске?». Я понял, что спорить бесполезно и предложил ему лично со мной вылететь на аэродром без прикрытия на учебном самолете (без оружия). На свой страх и риск он согласился. Я пролетел над горящим аэродромом. Мы увидели колонны танков. После этого меня отпустили.

Конец войны

Генерал Захаров пройдет всю войну. Примет участие во многих ключевых операциях. Будет освобождать Курск, Белоруссию, Прибалтику. За время войны он совершит более 150 боевых вылетов. Лично собьет несколько десятков вражеских самолетов (и это при том, что он был генералом).

На самолете Захарова будет нарисован Георгий Победоносец, который копьем поражает Геббельса.

В 1945 г. Захаров получил Героя Советского Союза. Вышел в отставку в 1960 г. Скончался в 1996 г.