«Он очень многое недоговаривает!»- как дядя Никиты Михалкова оказался на службе в СС?

В 2003 году всплыла информация о том, что младший родной брат прославленного поэта Сергея Михалкова – Михаил – служил в годы войны в Ваффен СС. И не «хиви» на чёрных работах, а – офицером, командиром роты. Сведения эти подкреплялись якобы фотографией «Михаила Михалкова» в форме офицера СС, а также его собственным интервью, опубликованным на сайте ФСБ России.

В нём 80-летний (на тот момент) брат поэта рассказал о том, как он оказался в Ваффен СС. Несмотря на красивую фотографию и солидный источник, даже у самых неискушённых любителей истории возникли сомнения в правдоподобности этой увлекательной истории.

Мистер Питкин в тылу врага

По словам Михаила Владимировича, в 1940 году, в 17 лет, он окончил спецшколу НКВД, и знал немецкий язык как свой родной. В 1941-м – служил в особом отделе штаба 224-й стрелковой дивизии, попавшей в окружение.

Трижды попадал в немецкие полевые лагеря для пленных красноармейцев, всякий раз бежал. Дважды его расстреливали, вместе с другими людьми, но «не дострелили». Один раз, по словам Михалкова, они втроём бросились на конвоиров с лопатами, которыми копали себе могилу. А в другой раз – его прикрыли мёртвые тела, из-под которых он потом, с наступлением темноты, вылез.


Михаил Михалков был вдохновенным и умелым рассказчиком. Орден Отечественной войны он получил в 1985 году, в канун 40-летнего юбилея Победы. Фото в свободном доступе.

Потом его укрыла в Днепропетровске некая Люся Цвейс. Она дала ему документы на имя своего мужа Владимира Цвейса, и Михалков начал работать переводчиком на бирже труда в Днепропетровске. Опасаясь разоблачения, которым стал угрожать знакомый этой Люси, – бежал.

Прибился к штабной роте танковой дивизии СС «Великая Германия», используя знание немецкого языка и представившись фольксдойчем. Служил в материальном обеспечении («ездил по деревням, менял у местных жителей немецкий бензин на продукты»). Отступая вместе с «Гроссдойчланд» на запад,

«на границе Румынии и Венгрии я сбежал, надеясь найти партизан. Но так и не нашёл. Зато, попав в Будапешт, случайно познакомился с миллионером из Женевы (ему я представился сыном директора крупного берлинского концерна), который вознамерился выдать за меня свою дочь. Благодаря ему я побывал в Швейцарии, Франции, Бельгии, Турции, но главной целью всех этих поездок была Латвия — все-таки ближе к России».
(цитата из интервью)

В Латвии Михалков участвует в операциях партизан, используя форму убитого офицера дивизии СС «Мертвая голова». Попадает к немцам как офицер-дезертир. Пытается отрабатывать легенду (с дивизией «Мертвая голова»), но вынужден бежать – в комендатуру должен прибыть офицер, знающий в лицо убитого гаупштурмфюрера Люцендорфа (по чьим документам Михалков живёт).


Михаил Михалков в 1941 г. Фото в свободном доступе.

Бежит, ломает руку. Попадает в октябре 1944 года как раненый немецкий офицер в транспорт для эвакуации морем в Кёнигсберг из блокированной советскими войсками Курляндии. При попытке перейти линию фронта арестовывается уже своими. Сообщает, что он сотрудник внешней разведки и брат Сергея Михалкова. Но получает срок за предательство, и получает свободу лишь в 1950 году.

Это лишь в общих чертах. Вся автобиография Михаила Владимировича состоит из калейдоскопа невероятных приключений в смешанном стиле Рэмбо и Джеймса Бонда. В подробностях он описал их в своей книге «В лабиринтах смертельного риска», которую издал за свой счёт тиражом в 5 тыс. экземпляров.

Мистификатор? Думаю, да, хоть и не во всём

Во-первых, фотография, которая прикладывается ко всем статьям про Михаила Михалкова. На ней изображён не он сам в молодости, а офицер Ваффен СС Гельмут Шрайбер (Helmuth Schreiber) (25 марта 1917 г. – 6 декабря 2008 г.), из города Гиссен.

В Бундес архиве она хранится с подписью:

«Кавалеры Германского креста в золоте, награжденные за сражение за Харьков: Шрайбер Гельмут, оберштурмфюрер СС, командир 10-й роты полка СС «Дойчланд», 9 апреля 1943 года».

Во-вторых, имя Михаила Михалкова не найти в справочных изданиях, посвященных разведке. Конечно, специфика шпионской работы не предусматривает публичности. Но прошло уже столько лет, и столько было рассекречено событий и имён!

В-третьих, в рассказе Михаила Михалкова не все эпизоды объяснимы логически. Например, что он бежал, надеясь найти партизан. Но – какие партизаны могли быть в 1944 году в Венгрии? Да и в целом понятно, что он очень многое недоговаривает.

Партизан не нашёл, зато случайно познакомился с миллионером из Женевы, который решил выдать за него свою дочь и пол царства в придачу. Что ж, так оно в жизни обычно и бывает, не правда ли?