«Мой брат сыграл Сатану и через месяц умер». Актриса Римма Маркова

Одно из последних интервью у неё взяла Наталия КАШИНА. Фрагменты из него — ниже.

Ненавидите телевидение? Почему?

Потому что считаю — это самая преступная организация. Самая! Меня они уже не смогут зомбировать, а вот вас, молодых… Мы уже одно поколение потеряли, и терять будем дальше. Но как сказал один поэт:

«Россия обретет былую стать,

которую по книгам мы любили,

когда в ней станут люди вырастать

такие же, как те, кого убили».

Я уже не застану это время, а вы, может быть, еще застанете. Так что у меня нет такого радужного настроя: юбилей, давайте я сейчас все скажу. Нет, восторга у меня нет. Я вижу, я знаю это поколение. То, которое создавало материальные ценности. Людей, которые восстановили полстраны после войны, восстановили производство, сельское хозяйство, чего не могут сейчас сделать. Построили снова города и ждали, что их за это отблагодарят…

Режиссеры и зрители оценивают вас как артистку очень высоко. И в свои почти 90 вы профессионально востребованы. А этим даже не все молодые актеры могут похвастаться.

Я вообще больше не буду сниматься, потому что меня сейчас так употребили!

Всю неделю были съемки по двенадцать часов, до трех-четырех часов утра. Сил-то у меня уже нет. Я вчера приехала на съемку, а выйти из машины не могу. Водителю говорю: «Александр Владимирович, вытащите меня». Он только стал мне помогать, а в это время какие-то люди меня снимают. Я продюсера спросила: «Кто меня снимал? Скажите, чтобы не смели этого делать. Нельзя в таком виде показывать артистку». Я валидол положила под язык, а они меня снимают! И потом напишут: «Выходит пьяная Маркова». Или уколотая. Да все что угодно могут написать. Я уже столько всего про себя прочитала.

Мне казалось, что вы — одна из немногих актрис, про которых не сочиняют небылиц.

Мне сейчас показали газету, где у меня на фотографии рот смотрит в разные стороны, пальцы скрючены, а внизу стоит подпись: «Бабушка Римма злится». И еще фотография: рядом с режиссером Мережко стоит девочка-блондинка. И там комментарий: «Внучка Марковой хочет выйти замуж за Мережко. Маркова этим недовольна». А у меня один внук, нет никакой внучки! И якобы эту блондинку обо мне спрашивают, а она отвечает: «Бабушка учила меня петь и танцевать». Ну что за глупость? Я что — балерина? И что с такими журналистами делать?

А сколько Нонка Мордюкова всего этого натерпелась, не приведи господи. К ней было такое внимание…

Недавно мне позвонили: «Римма Васильевна, мы сейчас делаем программу о Нонне Мордюковой. Вы не можете нам о ней рассказать? Вы же дружили». Я говорю:

«Да, дружили. Сорок лет. И я знаю все «от и до». Но вы же хотите, чтобы я рассказала какие-то такие вещи, которые я вам никогда не расскажу, потому что это Мордюкова, а не Тютькина. Она любима миллионами».

Я с одной газетой хотела даже судиться. Нонка уже плохо себя чувствовала, куда-то она вышла, и ей стало плохо, и она стала капать себе в стаканчик лекарство. И какой-то фотограф, сволочь, позвал ее, она на него посмотрела и он ее сфотографировал. А потом это напечатали. Так я дозвонилась в газету, потребовала редактора и спросила его:

«У вас дети есть? Вы не боитесь, что вы за это заплатите? Как вы смели Мордюкову так снять? И как вы смели напечатать это?»

Думаю, что такие поступки возвращаются бумерангом. И если это случается спустя длительное время, то их последствия, проявления могут показаться иррациональными и необъяснимыми…

А вообще вы верите в мистику?

Я не в мистику верю, я в другом уверена. Мы все атеисты, потому что нас так воспитывали, но я верю, что что-то нами управляет. Во всяком случае мне до такой степени помогает что-то. Вот сейчас у меня работа в новой картине. Чтобы в моем возрасте играть одну из главных ролей, причем интересную роль — это такой подарок! Ведь никто не знает, что я снимаюсь, хотя я уже всю роль сыграла, осталось только три съемочных дня. Причем сыграла на нерве, на нехватке времени. Но, конечно, как это все получится в результате, не знаю.

В кино действительно сложно предвидеть результат. И иногда бывают совершенно удивительные ситуации. Как вышло, что, снимаясь в фильме «Ночной дозор», вы не знали, что ваша героиня — ведьма?

Все актеры, снимающиеся даже в маленькой роли, обязательно читают сценарий. И вот первый раз в жизни я сценарий не читала. До меня эту роль предлагали очень хорошим актрисам, и они от нее отказались. Поэтому, когда роль предложили мне, то сделали это уже похитрее. Сказали:

«Мы не можем прислать сценарий. Хабенский уезжает в Канны, у нас только четыре дня, нам нужно срочно все отснять».

И прислали только мой текст. Я смотрю — а там мошенница. Вот она причитает: там трава какая-то, мне надо дочь вырастить… Я же не знала, что дочь — это паук. А потом смотрю фильм — а моя героиня не мошенница, а ведьма.

Я так опасалась все время, так страдала! Думала: «Что же я наделала?» До этого мне предложили роль, где я умираю и в гробу лежу. То есть умирать-то можно, но не в гробу лежать. И я сказала, что сниматься не буду. А тут сыграла ведьму! Поэтому я была в отчаянии. Я тогда заболела, подумала: «Бог наказывает». Но я не знала, кого в результате пришлось сыграть, поэтому, наверное, все обошлось. Потому что у брата моего, Леонида, не обошлось. Он сыграл Сатану и через месяц умер.