Чем на самом деле занимался на земле папуасов русский шпион Николай Миклухо-Маклай

В заокеанской Австралии его до сих пор считают настоящим героем, несмотря на то, что там появилась книга, в которой он назван шпионом. У нас же он заслужил репутацию выдающегося географа, биолога, путешественника и антрополога. Но как бы там ни было, он добывал для Родины бесценную информацию. Его имя – Николай Николаевич Миклухо-Маклай (1846 – 1888).

В октябре 1870 года в своём докладе Русскому географическому обществу (РГО) Миклухо-Маклай указал, что планирует экспедицию к далёкой Новой Гвинее, но данную идею не одобрили. Главный интерес державы распространялся на территории близ государственной границы, ну а Новую Гвинею было решено оставить на «растерзание» немцев и англичан.

Об отказе доложили императору Александру II (1818 – 1881). Самодержец возмутился и лично распорядился, чтобы капитан российского корвета «Витязь» внёс поправки в маршрут и доставил учёного в любую точку земного шара, которую тот посчитает нужным. А уже через пару-тройку лет в Лондоне и Берлине возникнут небезосновательные опасения, что львиная доля крупного острова Новая Гвинея попадёт под российский протекторат.

Николай Николаевич не горел желанием быть шпионом. В первую очередь географ пытался организовать защиту островных аборигенов от неминуемой колонизации немцев и англичан. За свою сравнительно короткую жизнь он успел сделать невероятное. Исследователь изучил народы Австралии, Океании и стран Юго-Восточной Азии. А его открытие северо-восточного берега Новой Гвинеи (Берег Маклая) накладывало на путешественника ответственность за коренное население здешних мест.


Остров Новая Гвинея на карте Океании.

Одна из сторон деятельности Миклухо-Маклая долго оставалась в тени. Его знают, как первопроходца, но о том, что он работал на имперскую разведку, многие не знают до сих пор. На самом деле он оказывал содействие Морскому министерству и Министерству иностранных дел, а впервые это предал огласке доктор исторических наук из Санкт-Петербурга А. Я. Массов.

Часто подобная информация вызывает у современных россиян смех. Ведь, какая шпионская сеть может быть среди племён папуасов? Конечно же, сам географ разведывательных работ среди туземцев не вёл. Но он информировал власти Российской империи о том, какую политику проводят британцы и о том, какую политику проводят сами колонии, например, Австралия. Кроме того, руководства Морского министерства и МИД всегда были в курсе, как ведут себя в Тихом океане Франция, Бельгия, Германия и Нидерланды.

До наших дней дошли лишь три донесения разведчика, найденных в архивах МИД и Российском государственном архиве военно-морского флота. Наверняка документов было значительно больше, ведь Николай отчёты нумеровал, а номер последнего донесения прямо указывает, что несколько депеш пропущено. Данные документы предназначались в первую очередь для Морского министерства. И несмотря на то, что учёный не был военным экспертом, сосчитать количество кораблей, пушек и солдат вероятного противника он безусловно мог.


Редкие снимки Н. Н. Миклухо-Маклая, дошедшие до наших дней.

Из сохранившихся писем следует, что у русского шпиона был тщательно продуманный план. В секретных бумагах он описывал острова с удобными бухтами для военных судов. Кроме того, антрополог выискивал причины, как можно приобрести данные клочки суши дипломатическим путём. Ну а если таких причин не было, то он составлял план, позволявший занять свободные острова, который содержал и подробные маршруты иностранных кораблей. Приведу интересную цитату из донесения агента:

«Русофобия стала проявляться в колониях в самых различных формах по мере того, как вероятность войны увеличивалась. Можно найти в газетах сообщения о подобных случаях. Например, проходящий по улице в Мельбурне человек, был поколочен только потому, что был принят за русского…»

Что-то это напоминает, не правда ли?

В 1881 году под подозрение попал и сам Миклухо-Маклай. В тот год в Австралии появился авантюрист, который предлагал свои услуги разведчика как одной, так и другой стороне. Он обратился к адмиралу А. Б. Асланбегову (1822 – 1900), который забирал Николая в Россию, и предложил офицеру купить чертёж секретной мины. Также он утверждал, что является членом Парижской коммуны и обещал адмиралу выдать сведения о русских нигилистах, проживающих во французской столице.


Все маршруты путешествий, осуществлённых учёным с 1871 по 1883 год.

Асланбегов отправил все данные в МИД, там проверили досье шпиона, прислали ответ, что чертежи являются подделкой и посоветовали отказаться от сомнительных услуг. Как итог, проходимец обиделся, вышел от адмирала, пошёл в редакцию известной газеты и заявил, что Миклухо-Маклай русский шпион. Как бы там ни было, вину путешественника доказать не удалось и он, несмотря на пристальное внимание спецслужб, продолжил важную работу.

С его лёгкой руки русские дипломаты имели информацию о сотрудничестве Лондона с австралийскими властями. Он передавал сведения о кораблях, которые Австралия получала из метрополии, и сообщал, какие прибрежные города удобнее всего захватить в случае войны.

«Миклухо-Маклай, невзирая на чины и звания, не боялся никого. Российская империя проявила нерешительность и решила не конфликтовать с Великобританией и с Германией. Но Германия буквально через несколько месяцев после смерти разведчика создала на Новой Гвинее колонию, которую использовала до окончания Первой мировой войны».
Специалист по истории разведки, член РГО, кандидат исторических наук Олег Каримов.

Александр III и министр иностранных дел Н. К. Гирс.

Выход ВМФ России в Тихий океан во второй половине 19 столетия подразумевал создание снабженческих баз. Николай это прекрасно понимал и стал автором проекта создания базы на Новой Гвинее. Но, к сожалению, руководители морфлота решили, что это невозможно. Морской министр Шестаков посчитал, что пока наши суда дойдут до базы, они израсходуют весь топливный запас, а после вынужденной дозаправки попадут в окружение британских кораблей. Даже сам император Александр III (1845 – 1894) смелую идею поддержал, но другой министр Н. К. Гирс его разубедил.

«В настоящее время в водах Тихого океана происходит делёж. Надеюсь, что Россия не опоздает в этом дележе и возьмёт себе подходящее. Следует ковать железо, пока оно горячо».
Выдержка из письма путешественника морскому министру И. А. Шестакову.

В итоге мечта всей жизни героя потерпела крах. Но зато Александр III его не забыл и дал в 1884 году подданному своё высочайшее разрешение на брак с Маргарет Робинсон – дочерью губернатора Нового Южного Уэллса (Австралия). После этого ценность Николая Николаевича, как разведчика в разы возросла, но, к сожалению, он в 1888 году скончался.