«Мадьяры даже отступают некрасиво!»- как сражался на фронте знаменитый советский актёр Зиновий Гердт?

В нашей памяти актёр Зиновий Гердт остался милым и интеллигентным дедушкой. Таким его можно увидеть в более чем 80-ти советских фильмах. А неповторимым голосом Гердта говорят герои многих мультиков и зарубежных фильмах: актёр много работал и в озвучке.

Молодым его не помнит никто. В 1941-м, когда началась война, Залман Афроимович Храпинович (настоящее имя Зиновия Гердта) уже почти 10 лет как жил в Москве и работал театральным актёром. Уже был женат (на актрисе Марии Ивановне Новиковой).

Тем не менее, уже в конце июня 41-го Гердт явился в военкомат и написал заявление – рвался добровольцем на фронт! Его направили в Московское военно-инженерное училище – учиться на командира сапёрного взвода.

Окончив ускоренный курс и получив звание младшего лейтенанта, Гердт (тогда ещё Храпинович) стал командиром сапёрного взвода 81-го гвардейского стрелкового полка 25-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майора Шафаренко. Она долго простояла в резерве, в Калининской области, постепенно формируясь из запасных частей, госпиталей; за счёт недавно мобилизованных и курсантов военных училищ.


Зиновий Гердт: такой, каким мы его знаем, и молодой офицер. Фото в свободном доступе.

«Наступление изящное: сопливый мадьяр бежит некрасиво!»

Лишь в июле 1942 года 25-я дивизия была отправлена на фронт – на Воронежский, и заняла оборону на левом берегу Дона.

Впервые в бой дивизия пошла в ночь с 5 на 6 августа. В районе с. Давыдовка один из полков переправился через Дон и захватил плацдарм, оттеснив венгерские войска, занимавшие этот участок фронта.

У Гердта и его коллег дел было невпроворот: сапёры обеспечивали переправы через Дон, в том числе и под огнём противника. Всё удалось: на правом берегу, у села Сторожевого, возник плацдарм, названный Сторожёвским.

Несмотря на регулярные попытки мадьяр опрокинуть красноармейцев в Дон, советские воины удерживали до января 1943-го, когда наши войска на этом участке перешли в наступление. 12 января началась Острогожско-Россошанская наступательная операция.

18 января 1943 г. Гердт написал жене, что 10 дней был нереально занят: ни одной свободной минуты не было. Зато теперь, с началом наступления, «началась изящная жизнь. Мы за несколько дней продвинулись на запад на 40 км. Мадьяр бежит некрасиво. Бог ты мой, до чего ж сопливые!» – пишет с бравадой Зиновий Ефимович.


Актёр Гердт в образе. Довоенное фото. Фото в свободном доступе.

На самом деле, в этом наступлении 25-я дивизия понесла серьёзные потери. Один из трёх её полков фактически перестал существовать. Но венграм на Воронежском фронте вообще была устроена полная военная катастрофа – крупнейшая во многовековой истории этой страны.

Вот ещё цитата из письма Гердта супруге, от 29 января 1943 года:

«Моя дорогая! Не дивись, что редко пишу: время – кипяток! Двигаем на запад, пленные тучами. Трофеев до чёрта, освободили уйму населённых пунктов. Население встречает здорово… Нога заживает туго. Но я пешком не хожу».

(Зиновий Ефимович был легко ранен в ногу и контужен при обстреле, но из своего сапёрного подразделения не ушёл – передвигался на конной подводе).

В начале февраля, после триумфального завершения наступательной операции, изрядно потрёпанную 25-ю дивизию вывели из боёв на краткий отдых и пополнение – в Белгородскую область.

«Вижу: левая нога сама собой ходит. И тут я понял, что у меня её больше нету»

А через пару недель она была брошена в наступление на Харьковском направлении. Здесь ей довелось иметь дело с одной из самых боеспособных в вермахте дивизий – «Гросс Дойчланд».


На фронте Гердт отрастил усы (в центре, июль 1942 г.). Фото в свободном доступе.

12-го или 13-го февраля (по разным данным) 1943 года Зиновий Гердт вступил в свой последний бой на этой войне, у села Дергачи. Как сказано в наградном листе на орден Красной Звезды:

«ст. лейтенант Храпинович, будучи начальником инженерной службы полка, при наступлении 12 февраля 1943 г. лично принял участие в разминировании минных полей противника, обеспечив проход танков. При выполнении этого задания был тяжело ранен в ногу».

Как вспоминал сам Гердт, рядом с ним разорвался немецкий снаряд, и будущий Народный артист СССР получил тяжёлое осколочное ранение в ногу:

«Как будто оглоблей ударили по ноге. Я упал. И вижу, как моя левая нога сама собой ходит, как хвост дракона какого-то. И тут я понял, что её у меня нету».

Гердта спасла санинструктор 81-го полка, 19-летняя Вера Павловна Веденина. Более километра тащила его на своих хрупких девичьих плечах. А второй спасительницей стала хирург Ксения Максимилиановна Винцентини, жена знаменитого конструктора Сергея Королёва. Она, проявив упорство, терпение и высокий профессионализм, серией из 6-ти сложных операций спасла ногу актёра от неминуемой ампутации. Потом его комиссовали, признав инвалидом III группы.


В результате ранения Гердт остался хромым на всю оставшуюся жизнь. Фото в свободном доступе.

В преклонных годах Зиновий Ефимович рассказывал, что война научила его ценить жизнь:

«Каждый мирный день стал восприниматься мною как чудесный подарок судьбы. Хоть я об этом специально и не думаю, но обязательно временами мелькнёт мысль: живой! У всех, кто прошёл войну и терял своих лучших товарищей, есть острое ощущение того, что жить надо достойно».