Люд Федосеева – переметнувшаяся к немцам предательница или артистка со сложной судьбой?

Сейчас это словосочетание вызывает вопросы, но в двадцатые-тридцатые годы прошлого века все понимали, о чем идет речь. В Россию пришла смена власти, поэтому люди, в основном обеспеченные аристократы, бросали все, переезжая в Париж, который принимал беженцев. Спасаясь от Красной Армии, во Францию бежала и Тея Бобрикова, и Мэри Эристова, и та, о которой сегодня пойдет речь — Людмила Леонидовна Федосеева.

Людмила, ставшая известная во Франции, как Люд, родилась в семье российских чиновников в 1915 году, незадолго до начала гражданской войны. Девочка была совсем еще юна, когда ее родители приняли решение бежать: сначала в Крым, потом в Турцию, а уже потом — в Париж, где семья и проживала с 1922 года. В целом можно сказать, что Людмила и не помнила своего российского прошлого, ее детство прошло во Франции.

Увы, отец семейства умер почти сразу — в 1923 году. Биографы говорят, что причиной этому стал невыносимый стресс, который пережил мужчина: его сердце просто не выдержало. Анастасия Матвеевна, мать Людмилы, осталась одна в чужой стране с двумя детьми, которых было необходимо кормить. Сначала она пыталась работать швеей и помощницей в магазинах, а потом устроилась по профессии стоматологом, но… в Африке. Людмила вместе с сестрой осталась во французской школе-интернате. Девочке приходилось приспосабливаться выживать самостоятельно. Думаю, это приспособленчество потом и проявит себя в ее более взрослой жизни.

А девочка и правда приспосабливалась. Несмотря на относительно высокое происхождение, Людмила, а на тот момент уже Люд, не чуралась работы и хваталась за любую возможность подзаработать. Так, она однажды оказалась в редакции журнала Vogue — девчушка была простой посыльной с платьями для моделей. Но что-то в ее внешности запомнилось местному фотографу, который попросил ее немного попозировать.

В дальнейшем фотографии Люд попадут на стол агентов и директоров модных журналов. Девочку пусть и не сразу, но оценят. Уже в 1933 году девушка подписывает свой первый договор. Первый, но не последний. Люд быстро набирала популярность: Нина Ричи, Баленсиага, Ланвин, Скиапарелли — с ней сотрудничали ведущие мировые дома мод. Федосеева быстро получила известность во всем мире: ее фото украшали обложки журналов, она открывала коллекции мировых брендов, а на светских раутах вокруг нее всегда была толпа поклонников.

Можно было смело сказать: жизнь удалась! Люд путешествовала по миру, работала и в США, и в Англии, и в Италии — ее узнавали люди на улицах. Она даже снялась в нескольких фильмах, но потом случился 1939 год: Германия развязала Вторую Мировую Войну, и уже через год захватила Париж.

Уехала ли Люд оттуда, как это делали многие? Нет. Она продолжила работать. Доподлинно о том периоде жизни Федосеевой судить сложно: большая часть информации доступна нам благодаря ее дочери, Александры, а она никогда не очерняла имя матери. Однако некоторые современники Люд утверждали: она прогнулась и сотрудничала с немцами. Это был пик ее карьеры: красавица с по-арийски идеальной внешностью часто открывала показы мод, даже в оккупированном Париже.

Светлые, почти белые, волосы, голубые глаза, аккуратные черты лица — женщина была очень уж хороша собой. Она была почти настоящей арийкой, но осознанно ли она использовала свою внешность или была случайной фавориткой сказать сложно. В любом случае, в конце войны Люд бежала-таки из Франции в Аргентину.

Сейчас этот ее поступок, прямо перед самым освобождением Франции, трактуют в пользу версии о сотрудничестве с фашистами. Дескать, женщина всегда умела приспосабливаться и получать от ситуации максимум пользы. Наверное, и здесь она поступила аналогично. Лично я судить не берусь. Скажу лишь, что история странная. Разные люди показывают ее с разных углов, трактуя действия Люд по-разному.

Факт остается в том, что вернуться в мир моды Люд после этого не смогла. Она убегала на пике своей популярности, но после войны женщину Париж принял с неохотой: ее считали пособницей нацистов, поэтому контракты с брендами были большой удачей. В аналогичной ситуации оказалась и Коко Шанель, только вот модельеру удалось вернуться, а Люд — нет.

В итоге женщина работала и воспитателем, и директором по персоналу, и представителем авиакомпании — былая слава к ней не вернулась. Ее дочь вспоминает: они жили очень бедно, часто нуждались. Но про мать ничего плохого она никогда не говорит.

И тут надо понимать: история и правда непростая. Одни говорят о том, что все разговоры о немцах — попытка очернить красивую женщину. Другие же твердят, что все было именно так: женщина прогнулась под новый режим и сотрудничала с ним. Оставлю это на ваш суд. Быть может, женщина просто постарела для этого? Все-таки в 1951 году ей было уже за 35 лет. Солидный возраст для модели.