Лёнька Пантелеев : бандит или чекист под прикрытием?

В 1902 году в семье Пантелкиных родился мальчик — будущий главарь одной из самых известных советских банд. О его детских и юношеских годах сохранилось мало информации. Известно, что он хорошо учился, проявлял интерес к чтению и письму, окончил престижные курсы наборщиков типографии. Но пойти работать по профессии так и не смог – грянула революция, которую юноша горячо встретил. Он вступил в ряды рабоче-крестьянской Красной армии, отбивал наступление Юденича, подавлял восстание кулаков на Полтавщине. Видя энтузиазм молодого человека, его в 19-м возрасте назначают следователем военно-контрольной части дорожно-транспортной ЧК Северо-Западных железных дорог. И, казалось бы, впереди – прекрасная жизнь, полная карьерных высот и достижений. Но судьба распорядилась по-другому: спустя несколько месяцев его отправляют в Псков, а в январе 1922 года увольняют из ведомства. Несмотря на то, что в личном деле причина не указана, есть версия, что поводом для отстранения от службы стала преступная деятельность: его заподозрили в грабеже, хотя доказательств для этого было мало.

Отсидев непродолжительное время в тюрьме после увольнения, Леонид Пантелкин уходит в криминал. Он собирает возле себя группировку из бывшего комиссара РККА Варахасия Варшулевича, бывшего сотрудника уголовного розыска Муромской железной дороги Дмитрия Гаврикова, каторжника Михаила Лисенкова и уголовника Александра Рейнтопа. В банду также вошли и его любовницы, которых было немало. Женщины работали наводчицами. Теперь он стал Лёнкой Пантелеевым.

В начале марта 1922 года группировка начала действовать. Совершив ряд налётов на зажиточных граждан Петрограда, бандиты временно залегли на дно. И как оказалось очень вовремя: в это время их активно начала искать милиция. По оставленному свидетелями описанию чекист Васильев опознал главаря, но ему не удалось его задержать: Пантелеев сбежал и в погоне застрелил начальника охраны Госбанка Бориса Чмутова, который хотел помочь Васильеву.

Видимо, удачный исход этой истории придал Лёнке смелости, и он, не стесняясь, стал всё чаще выходить на охоту. Причём теперь под видом чекиста. Для этого он специально купил кожаные куртки и кепки для себя и подельников, а также сделал фальшивый ордер на обыск. Показывая его, он спокойно грабил и уходил.

Жертвы не почувствовали бы подвоха, если бы не невнимательность преступников. Во время одного из налётов ювелир Аникеев заметил, что ордер на обыск составлен неверно. Это послужило поводом заглянуть к чекистам и узнать, что те не имеют никакого отношения к произошедшим в ювелирной лавке событиям. С таким же рассказом всего спустя несколько дней спустя пришёл и доктор Ищенс.

Тем временем Пантелеев настолько осмелел, что перед каждым новым нападение устраивал своеобразное шоу: он стрелял в воздух и громко произносил свою речь: «Внимание. Это налёт гостей категорически приветствую, хозяев призываю не беспокоиться. Прошу кавалеров освободить карманы, а дам – снять серьги, брошь». Ходили слухи, что Леонид Пантелеев раздавал часть награбленных средств беспризорникам, отсылал деньги студентам в учебные заведения, нападал только на нэпманов, и, самое главное, оставался на свободе, несмотря на усилия милиции. Конечно, такие разговоры усиливали авторитет «петроградского Робин Гуда» среди простых людей. Его статус в криминальном мире резко увеличился. Но осенью положение дел резко меняется. После успешного нападения на артельщика Мануйлова 4 сентября 1922 года банда вместе с главарём отправляется в магазин «Кожтрест». По одной версии за новыми ботинками для Пантелеева, по другой – проверить фортуну и ограбить магазин. Так или иначе банда лицом к лицу встретилась с начальником 3-го отделения милиции. В ходе перестрелки Павел Барзай был убит, а главарь пойман. Так Лёнька и его подельники, кроме Варшулевича, оказался в Крестах. История на этом должна была закончиться, поскольку никакая адвокатская работа не спасла бы налётчика от смертной казни. Но «фортовому» повезло и в этот раз. Он подкупил надзирателя 4-й галереи Ивана Кондратьева, пообещав мешочек с золотыми монетами, и спокойно покинул «Кресты». Это был единственный удачный побег за всю историю тюрьмы. Позже стало известно, что надзиратель показал Пантелееву место, где у стены тюремного двора лежат дрова, поднявшись по которым можно перепрыгнуть забор.

11 ноября 1922 года в кромешной темноте, Кондратьев предусмотрительно отключил везде электричество, бандиты двинулись на кухню, где перелезли через окно на улицу к указанному месту. Взяв ножницы, которые дал им надзиратель, и сделанные из казённых простыней веревки, разбойники оказались на воле. Охрана на вышке ничего не заметила; шел сильный дождь со снегом, а прожектор светил в другую сторону. В итоге преступники разошлись в разные стороны. Пантелеев с Гавриковым двинулись к Николаевскому мосту, а Лисенков и Рейнтоп отправились на Марсово поле. История умалчивает, что стало с начальником и заместителем тюрьмы. Точно известно, что их уволили, но есть данные о том, что их расстреляли в 1937 году.

«После побега Пантелеев стал безжалостнее, чем раньше. Он стал много пить, часто употреблял наркотики. А главное — постоянно применял оружие, стрелял в кого попало, включая и случайно оказавшихся на месте преступления людей», — научный сотрудник Музея истории милиции Ростислав Любвин.

Спустя всего четыре недели после побега он вместе с подельниками решил посетить дорогой ресторан «Донон». Явившись туда в нетрезвом виде, между бандой и охранником вспыхнул конфликт, который закончился встречей с милицией. В результате был убит Варшулевич, Гавриков пойман, а Пантелеев снова сбежал. Но податься ему было некуда: он знал, что его подельник расколется и расскажет о подпольных квартирах. Именно поэтому он решает бежать в Эстонию, но, конечно, не с пустыми руками. Собрав возле себя новых людей, он с прежней жестокостью продолжил грабить и убивать, но теперь и простых жителей. Одним из них оказался инженер Романченко. Разбойники расправились с ним, его женой, не пожалели и собаку, которая отчаянно пыталась защитить хозяев.

Лёнку Пантелеева поймали зимой. В ночь с 12 на 13 февраля в квартире польского вора Мицкевича начальник спецгруппы Бусько застрелил разбойника. Пуля попала ему в лицо и прошла на вылет через затылок.

Утром все газеты сообщили о смерти бандита. Однако далеко не все поверили в это: жители, уверенные в неуловимости преступника, посчитали, новость обманном, да и сами родственники не опознали Пантелеева. Однако результат дактилоскопической экспертизы оказался однозначным: убитый оказался Лёнкой.

Чтобы избежать дальнейшего волнения и снизить рост преступности в городе, правоохранительные органы решили выставить на показ тело главаря банды в морге Обуховской больницы. Но мифы так и продолжали ходить. Со временем стали появляться версии, что разбойник был действующим сотрудником ЧК, который действовал под прикрытием и вживался в криминальную среду. На это якобы указывали такие факты, как успешный побег из тюрьмы, отсутствие в личном деле номер приказа и дата увольнения из ЧК. Исходя из этой версии, в феврале 1923 года его убили свои же.

По другой версии, Пантелева не убили, а, выдав поддельные документы, отправили в безопасное место на другое задание. Вместо него инсценировали гибель другого бандита. Эта догадка обосновывается тем, что родственники так и не признали Пантелеева, участников операции по поимке преступника спешно перевели в другие города, а начальника Бусько не повысили, а отправили на Сахалин. Однако по официальной информации всё это было сделано для защиты чекистов от мести соратников Пантелеева. По ней же на Митрофановском кладбище лежит тело главаря банды, правда, без головы. Её отсекли для изучения на предмет патологий, которых так и н нашли. Сейчас заспиртованная голова храниться в подсобке юридического факультета СПбГУ и до сих пор вселяет ужас своим оскалом.