Лариса Савицкая, выжившая после авиакатастрофы и падения с высоты 5 километров

24 августа 1981 года над уссурийской тайгой, недалеко от города Завитинска, бомбардировщик Ту-16К столкнулся в воздухе с пассажирским самолетом Ан-24. Обломки упали в лес, разлетевшись на сотни метров.

Считалось, что в катастрофе погибли 38 человек — все пассажиры и члены экипажа обоих самолетов. Но, ко всеобщему удивлению, среди трупов и кусков железа в тайге нашлась живая женщина: двадцатилетняя студентка Лариса Савицкая.

Она упала с высоты 5200 метров, потеряла мужа, сидевшего в соседнем кресле, наблюдала смерть десятков человек, сама мысленно простилась с жизнью. Но, получив множество травм, все-таки не погибла.

Ее называют самым везучим человеком на Земле, «девушкой, которая выжила», амурским Фениксом и ангелом рейса 811. Сама она в одном интервью то ли в шутку, то ли всерьез сказала: «Видимо, я любимая девочка у Бога».

— Жизнью я довольна, конечно! — говорит Лариса Андреевна. — У меня все ингредиенты для этого есть, как мне быть недовольной? И сын, и внучка уже, и супруг-изобретатель любимый, и работа моя. Я вообще считаю, что судьба меня всем этим наградила!

Но каждый год 24 августа женщина вспоминает своего первого мужа, страшные минуты падения и часы, проведенные наедине с мертвым Владимиром Савицким.

Лариса и Володя поженились незадолго до авиакатастрофы. До полета они ходили в кинотеатр на итальянский фильм «Чудеса еще случаются». Его героиня, 17-летняя немка Джулианна Кепке, выжила после авиакатастрофы в Пуэрто-Инке в 1971 году.

Когда она очнулась, то поняла, что потеряла мать и оказалась в условиях диких джунглей. Несколько дней пробиралась к людям, спасаясь от змей и крокодилов. Фильм был основан на реальных событиях.

Именно сцены из фильма и пример юной немки помогли Ларисе выжить — она вспоминала их, когда самолет начал падать.

«Вылетели мы около 12 часов дня. Салон не был заполнен полностью, но мы решили остаться на своих местах в хвосте самолета — там меньше вибрации. Я села у окна, Вовка (муж Ларисы, они расписались за несколько месяцев до катастрофы) — рядом. То, что я оказалась в хвосте — один из моментов, которые меня спасли.

Как взлетали, не помню — сразу уснула. Проснулась от… С чем сравнить… Очень громкий звук, одновременно ожог холодом (на высоте 5000 м за бортом ниже -40 °С), крики, визг и громкий хлопок. Я ударилась о переднее кресло лицом. Люди кричали от страха. Самолет разламывался — крылья сразу оторвало, потом остальное…

— В салоне — сплошные крики. Вой. Сразу посмотрела на Володю. Лицо всё в крови. Поняла, что его уже нет. И мне вдруг всё стало безразлично. И никакого страха, никаких эмоций. И это меня тоже спасло, — рассказывает она.

Меня выкинуло в проход между двумя рядами кресел. Я очнулась — и первая мысль: “Если я так упаду, мне будет очень больно”. Глаза поднимаю и вижу пустое кресло. В этот момент я и вспомнила тот фильм: девчонка в нем падала, сидя в кресле и держась за поручни. Залезла в кресло ближе к окну. Как заползала в него, не помню. Следующая картина: я сижу в этом кресле, передо мной разбитый иллюминатор. Мы все падаем, падаем… И тут у меня появилось чувство, что есть шанс спастись, призрачный, конечно, но все же… Видимо, сработал инстинкт самосохранения. Я сгруппировалась, сжалась в комок, насколько смогла. Но все равно удар был такой силы, что я потеряла сознание. И пролежала так 5 часов».

Ларисе очень помогли два фактора — то, что она находилась в хвосте: эта часть развалившегося в небе самолета не пикировала, а парашютировала (так падает на землю листок дерева). И приземлилась девушка не на жесткие верхушки хвойных туй, а на островок мягких березок. Потом, когда она ознакомилась с фотографиями места катастрофы, то увидела, как тела людей висели на деревьях, проткнутые острыми сучьями.

Падал самолет 8 минут. Это Лариса узнает потом. Как и то, что катастрофа стала следствием столкновения с военным самолетом ТУ-16К, выполнявшим разведку погоды. Время, проведенное без сознания, а это было 5 часов, смогла вычислить по наручным часам — они продолжали идти. Это был подарок мужа. Володю она увидела рядом с собой на земле. В кресле. Мертвого. То, что он погиб, она поняла еще в небе.

«Очнулась я не сразу. Сперва вернулся слух, в ушах звенело. Как потом оказалось — это комары. Спросила: “Есть кто живой?” Это была моя первая фраза, — продолжает Лариса Савицкая.

— Когда пошел дождь, вся кровь с лица Володи сошла, — вспоминала Лариса, — и я увидела эту огромную рану на лице и закрыла ее белым подголовником.

— Шел дождь, я сделала над головой крышу из чехла подголовника и куска какой-то фанеры, еще был полиэтиленовый пакет, я его надела на голову, чтобы комары не кусали лицо. Наступила ночь. Очень больно было лежать из-за переломов, но я тогда не знала о них».

Дождь шел больше суток. Лариса нашла в себе силы соорудить «шалаш» из обломков, что были поблизости. Так стало чуть теплее. В тайге в конце августа температура опускалась до +8 °С, а на ней было легкое платьице и плащ. Да и те мокрые от дождя.

Распогодилось через сутки, появились вертолеты. Они шли очень низко. Лариса схватила красный чехол от подлокотников и из последних сил махала им. Потом ей рассказывали, что летчики видели девушку, но думали, что это повариха у геологов развлекается, машет им красным платочком. Им и в голову не приходило, что кто-то из пассажиров остался цел.

— Когда очнулась в первый день, очень пить хотелось. Нашла лужицу какую-то рядом, там чистая вода была. И вот ее зачерпнула и выпила, — вспоминала она.

— Я ела то, что находила в лесу, — говорит Лариса .

— Очень боялась диких животных — слышала, как кто-то рычит. Несколько раз я видела над собой вертолет, махала ему руками, но он пролетал мимо. Как выяснилось потом, сначала искали тела погибших, ведь никто не верил, что в этой катастрофе кто-то выжил, а меня принимали за члена одной из экспедиций, которые могли в это время быть в тайге. И только потом выяснилось, что одного пассажира нет. И тогда начали искать уже меня. Близкие до сих пор отмечают 24 августа как мое второе рождение. Я — нет.

В тайге девушка провела три дня. Ей повезло, что искали Савицкую не только с воздуха. Спасатели прочесывали тайгу квадрат за квадратом. Лариса услышала голоса. И подала свой. Для спасателей появление девушки стало потрясением.

«У них были глаза круглые от того, что они увидели живого человека. Среди спасателей был сослуживец моего отца, — рассказывала она потом. — Он сразу меня узнал. А у меня при виде людей все выключилось. Больше двух недель прошло, прежде чем я смогла двигаться».

Когда Ларису выписали из больницы, она не могла не только ходить, но даже сидеть. Только лежала, свернувшись калачиком, потому что распрямить позвоночник было невозможно. Через 4 дня врачам пришлось снова забрать девушку в больницу. Ей загипсовали руку, положили на растяжку позвоночника… Потом костоправ ломал неправильно сросшуюся руку и складывал ее по новой, вправлял позвоночник, поднимал все опущенные от удара внутренние органы. Сидеть и ходить девушка начала через полгода. Через год восстановилась в институте.

Лариса Андреевна никогда не жалуется на жизнь. Она выжила в авиакатастрофе и сражалась за свое здоровье еще долгих три дня и так радовалась спасению, что не могла найти слов. А дома в Благовещенске уже готовились к похоронам.

— От родителей я узнала, что они уже вырыли для меня могилу. Родственников всех пассажиров того рейса оповещали об их смерти по списку. Кроме того, родители посоветовали мне никому не рассказывать о произошедшем. С ними провели работу соответствующие органы и пригрозили молчать, — рассказывает женщина.

С тех пор и молчали, да и сейчас Лариса Андреевна не особо любит вспоминать те события.

«Аэрофлот» выплатил Ларисе «компенсацию на лечение», которая составила 75 руб. Военные ничего не дали, потому как не знали, по какой графе денег выписать: «В авиакатастрофах пострадавших не бывает: все погибшие. А которые выжили — те свидетели. Свидетелям компенсаций не положено». Если бы была погибшей, семье выдали бы 300 рублей.

-Тогда людям все компенсировали, так как полагалось по закону. За Вовку дали 150 рублей, мне — 75 (Лариса Савицкая входит в Книгу рекордов Гиннесса как человек, получивший самую мизерную компенсацию за авиакатастрофу).

Помогали добрые люди. Протезирование зубов, которых девушка лишилась во время удара, оплатил человек, который узнал о её судьбе случайно.

Через пять лет после катастрофы женщина родила для себя сына Гошу. Работала учителем, продавцом книг, потом переучилась на менеджера. Денег катастрофически не хватало, и Лариса, как и многие, отправилась испытать судьбу в Москву. Поступила в МГУ на специальность психофизиолога, здесь же и нашла свое счастье.

В 2008 году она познакомилась с будущим мужем Тимофеем в интернете по переписке. Мужчина тоже занимался психофизиологией и помогал разобраться в тонкостях Ларисе.

-Мы по переписке познакомились в интернете — в 2008-м. Тимофей уже психофизиологией занимался, а я тогда только начинала во все это вникать. И чат у нас был такой, рабочий. Мы переписывались несколько месяцев сначала, и так получилось, что влюбились: он мне стихи собственного сочинения писал, помогал. Мы даже жениться по интернету хотели, еще до того, как вживую друг дружку увидели.

А сейчас у нас фирма своя, полиграфы делаем. Изобретатель в нашей паре — Тимофей, а я ему помогаю во всем.

Изобретать – это же всегда интересно. И это самая любимая работа моя. Вот последнее из изобретенного — модуль под названием «Интервью». Специально для сценария к фильму делалось. Его можно будет в дальнейшем использовать и при очной ставке (расследованиях), и в процессе создания фильмов, и для работы фокус-групп.

Женщина очень ценит и любит своего «великого изобретателя». Ей понадобилось 27 лет, чтобы снова кого-то полюбить.

Теперь уже вместе с супругом она, как и все эти сорок с лишним лет, дважды празднует свой день рождения — 11 января (по паспорту) и 24 августа, когда она выжила в авиакатастрофе.

Супруги живут в Москве, занимаются бизнесом, помогают сыну с воспитанием внучки. О своей жизни Лариса говорит, что всем довольна: судьба подарила ей второй шанс, чтобы быть счастливой.