Как уборщица стала легендой советского кино и погибла от руки боевого товарища: Мария Сухова

С момента зарождения кинематографа съемки считались делом сугубо мужским, тем более, если говорить о тех, кто непосредственно держит в руках кинокамеру. В 1920-е годы техника для съёмок была громоздкой и тяжёлой, да и катушки с плёнками весили немало. Однако и тогда находились женщины, мечтавшие потеснить мужчин на операторской работе.

Марии Суховой, дочери дворника, начинавшей свой трудовой путь с самых низов, удалось стать первой в России и второй в Советском Союзе женщиной-оператором. Но ей суждено было погибнуть в 1944 году от руки боевого товарища.

Упорство и целеустремлённость


Мария Сухова.

Мария Сухова появилась на свет в 1905 году в многодетной семье, глава которой работал дворником, а мама пыталась вести домашнее хозяйство и воспитывать детей. Жили очень трудно, практически на грани нищеты. В школу Мария пошла, но вот окончить её так и не смогла. Читать, писать и считать она научилась, но уже после второго класса вынуждена была бросить учёбу. Сначала она помогала матери по хозяйству, а потом уже и сама стала приносить деньги в семью, занимаясь уборкой в чужих домах.

Казалось бы, на что может рассчитывать малограмотная девчонка, ничего в своей жизни не видевшая? Но у Марии Суховой были свои планы, она отчаянно хотела вырваться из нищеты. Домработницы большого дохода не имеют, и девушка, поработав домработницей и чернорабочей, смогла устроиться на завод штамповщицей, а после – уборщицей на Курсы имени Крупской. Она работала и параллельно училась сама на общеобразовательных курсах, восполняя недостаток знаний. К тому времени у неё уже сформировалась цель: работать в мире кино, а при хорошем раскладе и самой его снимать.


Мария Сухова.

Для начала она устроилась в лабораторию Московской фабрики «Культурфильм» намотчицей плёнки, спустя пару лет стала контролёром готовых изделий ОТК. Потом она смогла стать помощником оператора, а спустя год с небольшим, в июне 1935,

Мария Сухова уже заняла должность ассистента кинооператора. И поступила на очередные курсы, в этот раз исключительно с целью получить вожделенный диплом кинооператора.

Рывок в карьере


Мария Сухова.

Её уже знали и любили в кинематографических кругах. Маша, как звали её коллеги, была очень трудолюбива и упорна, стремилась добиться своей цели, была тверда и решительна. Когда в Стране Советов решили продемонстрировать равенство прав мужчин и женщин в Средней Азии, с этой целью организовали женский автопробег Москва-Каракум-Москва. И для пущей убедительности решили: документировать на киноплёнку его должны тоже женщины.

Правда, с женщинами-операторами в стране было негусто: Мария Сухова, которой только ещё предстояло получить диплом кинооператора, и Оттилия Рейзман, белоруска польского происхождения. Оттилия была моложе Марии на несколько лет, но уже успела окончить операторские курсы ВГИКа. Быстро сформировали команду, не забыв обозначили предстоящие трудности: жара, постоянные переезды, своеобразное отношение местных жителей к женщинам. Да, предвзятость в Средней Азии в отношении представительниц прекрасного пола в первой половине XX века ощущалась очень хорошо. Но девушки были полны решимости выполнить задание партии, они точно знали, что это их шанс доказать своё право на выбор профессии.


Оттилия Рейзман.

Фильм об автопробеге стал рывком в карьере обоих девушек. Но через два года Оттилии Рейзман пришлось доказывать свою преданность делу революции, так как её арестовали по обвинению в антисоветской деятельности. К счастью, её довольно быстро освободили без всяких печальных последствий, при существовавшей в то время ситуации в стране можно даже сказать – оправдали. Мария Сухова в то время работала ассистентом оператора в отделе фильмов Московской кинофабрики СОЮЗКИНО «Союзкинохроники».

После была война


Мария Сухова.

7 ноября 1941 года, когда прямо с парада на Красной площади полки уходили на фронт, съёмочная группа, которая должна была снимать историческое действо, где-то задержалась. И Мария Сухова начала снимать самостоятельно, просто потому, что другого выхода просто не было. А в 1942 году её отправили на крайне важное задание в Иран, где она совместно с Иваном Сокольниковым и Виктором Штатландом снимала документальный фильм «Иран». И только после этого она уже получила, наконец, диплом кинооператора и удостоверение, позволявшее ей самостоятельно снимать.


Удостоверение кинооператора.

Мария Сухова точно знала, где ей надо быть в тяжёлое для страны время: не в тылу, не в Москве, а на фронте. И она снимала разгром немецких войск под Москвой, хроники с фронта для киножурнала и фильм «Народные мстители» о партизанах Белоруссии. В 1944 году она тоже была в Белоруссии, в то время там было крайне опасно. Боялась ли она? Конечно, страх присутствует у каждого человека, а на войне просто невозможно оставаться равнодушным к свисту пуль над головой или к взрывам и грохоту артиллерийских орудий.

В партизанский отряд Мария Сухова прибыла вместе с Оттилией Рейзман, Семёном Школьниковым и Николаем Писаревым. Все они должны были снимать как борются партизаны с немцами. Точнее, в то время это уже была откровенная защита. Перед наступлением советских войск в Белоруссии немцы приняли решение избавиться от партизан, бросив на их уничтожение огромные силы и технику.


Мария Сухова среди партизан.

Операторы снимали едва ли не круглосуточно, фиксируя на камеру всё происходящее. И вместе с партизанами прорывались из окружения, в которое попали. Все операторы выбрались, кроме Марии Суховой. Она во время прорыва получила осколочное ранение в живот.

Маша, как и все остальные фронтовики, знала: это ранение можно назвать смертельным. Она отчётливо понимала: жить ей остаётся недолго. И тогда она остановила двух партизан и передала им камеру и плёнки, взяв обещание, если они выберутся, отправить это в Москву при первой же возможности.


Мария Сухова.

А потом к Марии подбежал заместитель начальника штаба отряда. Он был полон решимости сделать всё для её спасения, собирался нести её на руках. Но Маша попросила его помочь ей умереть. Офицер уговаривал, настаивал на отправке в госпиталь, а Маша возражала: если она с таким ранением попадёт в плен к немцам, последние минуты её жизни превратятся в ад. Боевой товарищ в конце концов выполнил последнюю просьбу Маши. Он избавил её от мучений и неминуемого плена, а после всё равно не мог отделаться от чувства вины. Плёнки, снятые Марией Суховой в то время, погибли…