Как «Клон» стал феноменом и главным бразильским сериалом в СНГ, который все помнят даже спустя 20 лет

«Клон» – бразильская мелодрама, которая вышла в 2001 году и растянулась на 250 серий. Несмотря на премьеру спустя месяц после теракта 11 сентября в США и обостренное отношение к мусульманам, сериал стал мировым хитом и транслировался в 90 странах.

В России и странах СНГ «Клон» – культовое явление, которое оставляет следы даже спустя 20 лет. С чем связано гипервнимание? Откуда возникло такое влияние бразильских сериалов на российскую жизнь (и даже политику)? Каким он запомнился через десятилетия?

В чем специфика «Клона»: нетипичность тем и возведение города для показа мусульманского мира

«Клон» не просто классическая мелодрама, а история с социальным подтекстом. В нем любовная линия смешалась с темами религии, общественных язв и столкновения полярных культур. Автор сериала Глория Перес в сценарии вышла шире классической смысловой структуры: клонирование, алкогольные и наркотические зависимости, политические сцепки, конфликты поколений.

Так Первый канал анонсировал показ «Клона» в России: «Танец живота – только одна из деталей. Актеров ждали уроки арабского языка, Корана, кулинарии. По сюжету 18-летняя красавица Жади после семейной трагедии должна уехать в Марокко. Съемки в этой стране велись 40 дней. Пустыня Сахара, пятидесятиградусная жара и горячие чувства. А по возвращении в Бразилию на площади 830 м2 была выстроена точная копия марокканского города Фес.

Влияние «Клона» на общество беспрецедентно: в Бразилии появилась специальная социальная программа помощи наркоманам, потому что в «Клоне» поднимается эта тема. Самый необычный в мире сериальный сюжет – это 250 серий. Но возможно именно такими будут теленовеллы нового времени».

«Клон» выделился эстетикой картинки и подходом к деталям – от возведения импровизированного города до покупки дорогих украшений. Дизайнер интерьеров Евгения Ивлиева для Glamour выделила качество декораций «Клона» как важный элемент передачи восточной атмосферы:

«Сериал интересен тем, что в нем показаны не только богатые и бедные дома Бразилии, но и очень хорошо переданы интерьеры Востока. Когда главные герои переезжают из Марокко в Рио-де-Жанейро, они обустраивают свои дома с налетом восточного колорита. Это сделано феерично, четко показана разница Запада и Востока. Особенно стоит отметить резиденцию Саида: пролеты арок, ковры, позолота, шикарный текстиль и красивая посуда.

Еще один безупречный образец дизайна в восточном стиле – дом дяди Али. Это традиционный восточный дом с внутренним открытым двором, опоясанным колоннадой, со множеством комнат, бассейнами и фонтанами, где все выложено плиткой. Можно рассматривать тысячи деталей и наслаждаться».

Почему бразильские сериалы так любили в России и как они влияли на российскую действительность – через политику, язык и быт

«Клон» стал продолжением и вершиной бразильской мелодраматической волны в России. В октябре-1988 в СССР вышла «Рабыня Изаура» – первый телехит, который укладывался в советскую идеологию и активизировал латиноамериканское направление. Ее успех поддержали «Тропиканка», «Секрет Тропиканки», «Дикий ангел» и другие сериалы.

Их основа – истории из обычной жизни о семье, любви и быте. Растянутый на десятки и сотни серий сюжет постоянно меняет углы и подкидывает новые интриги, поэтому удерживает аудиторию. В 90-х новизна такого формата, открытие другой жизни и реалистичность и сопереживание историям увеличили масштабы популярности.


«В сериале показывали совершенно другую жизнь, чем та, которая была у нас в то время, – объясняла Снежана Мазнова, которая в детстве жила в СССР, но в 2006 году переехала в Бразилию. – При советской власти мы все были равны, поэтому смотрели сериал и думали: «Что значит, у них есть еще один человек, который занимается гардеробом?» Это было похоже на сказку и оставило образ Бразилии как экзотической страны с красочными домами. В СССР все дома были одинаковыми».

BBC отмечала, что сериал «Рабыня Изаура» закрепил в русском лексиконе слово «ферма». По мнению Мазновой, концепция сельского пространства, где жила бы богатая семья, вызывала в СССР недоумение: «В советское время у нас был только колхоз, частной собственности не существовало».

В 90-х влияние бразильских сериалов использовалось как политический рычаг. Две истории от Жозе Роберто Филипелли, который 20 лет занимался продажами сериалов телекомпании Globo в мире и в 2021 году выпустил книгу с воспоминаниями «Лучшее в мире телевидения». Обе – о президентских выборах в России в 1996 году:

• О сериале «Секрет Тропиканки»: «Однажды российский журналист обратился к Глории Пирес [сыграла главную роль] с просьбой об интервью. Актриса, в свою очередь, обратилась к Жералду Касе, который тогда был художественным директором отдела международных продаж Globo.

Касе позвонил мне, и после беседы с ним я поговорил с российским журналистом, который подтвердил большой интерес к интервью – по его словам, оно пригодилось бы в продвижении теленовеллы среди потенциальной аудитории. В общем, ничто не вызвало у нас подозрений.

Они отправили нам список вопросов, на которые Глория ответила в письменном виде, и мы передали ее ответы российской стороне. Чего мы не знали, так это то, что интервью было опубликовано в агитационной газете, задействованной в предвыборной кампании Бориса Ельцина, и что слова Глории будут полностью искажены.

Статья начиналась со слов: «Если бы это было возможно, Глория Пирес проголосовала бы за Ельцина». Еще ей приписали фразу типа «Я завидую россиянам, которые могут проголосовать за демократа, созидателя…» Глория этого явно не говорила.

Актриса была до такой степени возмущена, что даже хотела подать иск против российского издания, и в итоге выступила с разгромным комментарием в общенациональных вечерних новостях на Globo, осудив ельцинских пиарщиков и опровергнув заявления, приписанные ей российским изданием»;

• О сериале «Новая жертва»: «Судя по соцопросам, Ельцин побеждал в крупных городах, но сильно уступал своему сопернику в провинции. В то время у многих россиян были дачи – загородные дома с приусадебными участками, где люди проводили каникулы и выходные. Далеко не на всех дачах было проведено электричество, что мешало смотреть телевизор.

Поскольку день выборов приходился на выходные, возникла вероятность того, что избиратели из крупных городов уедут на дачи и проигнорируют выборы. Американские политконсультанты, работавшие в штабе Ельцина, осознавали настоятельную необходимость удержать избирателей в крупных городах.

Учитывая огромный успех «Новой жертвы» в России, предвыборная кампания Ельцина решила использовать эту теленовеллу в конце избирательной кампании в качестве важного элемента для удержания избирателей в крупных городах. Главный российский телеканал объявил, что в выходные, на которые выпадали выборы, будут показаны сразу несколько серий «Новой жертвы». Более того, финальная серия должна была выйти в эфир в день самих выборов.

Выборы в России освещали журналисты со всего мира, которые с изумлением наблюдали за этим явлением. Все западные газеты сообщили об этом маневре политтехнологов Ельцина: «Новая жертва» даже попала на первую полосу газеты New York Times».

По словам Филипелли, после покупки «Рабыни Изауры» СССР и Россия стали лояльными потребителями бразильской продукции и как минимум до 1999 года покупали по две-три теленовеллы в год. Смена политического режима не повлияли на партнерство и популярность. С 1999 по 2001 год российские телеканалы транслировали 17 бразильских мыльных опер.

В чем феномен внимания к сериалу «Клон»: поддержка фан-сообществ, сообщения актерам спустя 20 лет и популярность выше, чем у «Бригады»

Премьера «Клона» в России состоялась 16 февраля 2004 года на Первом канале – через 2,5 года после показа в Бразилии. Его транслировали по будням в прайм-тайм и повторяли по утрам. Популярность «Клона» сохранилась среди российских зрителей спустя 20 лет – например, у него есть активные фан-сообщества в социальных сетях.

Актриса Летисия Сабателла, которая сыграла роль Латиффы Рашид, рассказывала о популярности: «Ох, «Клон» – это феномен, верно? Я поехала в Россию, и меня узнали на улице. В России люди научились говорить по-португальски благодаря сериалу. У меня есть русские поклонники. Это очень красиво. Думаю, многие люди полюбили Латиффу. Я чувствовала, что мной очень дорожат».

Организатор фестиваля бразильского кино в России Фернанда Булхоэс вспоминал, как Сабателла спустя несколько лет после премьеры прилетала в Москву и ощущала повышенное внимание: «Она была вся закутана из-за пятиградусного мороза, но ее все равно узнавали поклонники».

«Внимание к нему [сериалу «Клон»] никогда не заканчивалось с момента первого эфира, и реакция из России по-настоящему впечатляет. Там сериал шел без перерыва все 20 лет! Сейчас с появлением соцсетей комментарии, фотографии и сцены со мной приходят оттуда каждый день. Я получила тысячи комплиментов и бесконечное тепло», – говорила Даниэла Эскобар, которая сыграла Маизу Феррас.

В 2019 году «Яндекс» опубликовал исследование, в котором сравнил популярность «Клона» и «Бригады» – двух культовых для России нулевых сериалов. По данным с июля-2018 по июнь-2019, «Клон» стал популярнее «Бригады» в большинстве регионов. По количеству запросов «Бригаду» чаще искали за Уралом, «Клон» – в европейской части, включая Москву и Санкт-Петербург.

Среди рецензий на «Кинопоиске» мы выбрали главные воспоминания зрителей, чем для них стал сериал «Клон»:

• draconaffair: «Помните старый добрый бразильский сериал «Клон»? На днях наткнулась на видео из него и решила вспомнить былое. Вспоминала, как заводила будильник на 5 утра, чтобы посмотреть повтор серии, а потом летела сломя голову домой, чтобы успеть к вечернему показу. Вспоминала, как тащила маму по магазинчикам бижутерии в поисках браслета «Как у Жади», как включала музыку и пыталась выучить танец живота. У меня даже дневник, помнится, был с персонажами из сериала»;

• Lilianniv: «Клон» взорвал все рейтинги просмотров в 2002-2003 годах, насколько я помню. Это еще было время, когда бразильские сериалы смотрели все: женщины, мужчины, дети, пожилые люди. Все были очарованы «Клоном». И не зря. Это было новое дыхание; в сериале показали то, что еще никто не видел: Восток, клонирование, наркотики, этические проблемы. Все эти темы были скомбинированы очень умело и раскрывались на протяжении 250 серий»;

• Sirius2014: «Я начинал смотреть «Клон», как и большинство зрителей – в 2004-м, когда он впервые вышел на российские телеэкраны. Мне было 11 лет, и тогда у нас дома стоял только маленький транзисторный черно-белый телевизор с собственной антенной. Увидев по нему в начале марта рекламу «Клона», я почему-то почувствовал, что не должен это пропустить, хотя на какую-либо уникальность в трейлере ничего не указывало. А 16-го числа он начался.

С тех пор до самой последней серии 24 мая 2005-го время 19:00 было для меня священным. Когда ко мне приходили друзья, им приходилось играть без меня. Когда возвращался с работы отец, меня для него не существовало. А маме не оставалось ничего другого, как присоединиться ко мне – и где-то после смерти Диогу мы смотрели сериал вместе; а если кто-то из нас пропускал, то серия потом излагалась в мельчайших подробностях. Последняя треть саги пришлась на время, когда наш телевизор был уже цветным».