Фантастический подвиг капитана Мироненко, который восхитил даже командующего армией – генерала Катукова

После разгромного поражения под Сталинградом руководству Третьего Рейха требовался реванш, чтобы переломить ход войны и восстановить веру немецкой нации в победу. Идеально для этого подходил Курский выступ, где достаточно было неожиданно ударить мощными силами по флангам, и в окружение попали бы сотни тысяч красноармейцев. Как итог, к концу апреля 1943 г. фашистам удалось собрать под Курском колоссальную группировку.

Немецкие генералы во главе с Манштейном предложили начать операцию «Цитадель» в начале мая, и это было единственно правильным решением. Но Гитлер отложил начало операции, посчитав, что в армии недостаточно новых, мощных танков. Фюрер приказал значительно ускорить их выпуск. И к концу июня вермахт сосредоточил под Курском 2.7 тыс. танков, из них 290 «Тигров» и 210 «Пантер».

5-го июля началось Курское сражение, не имеющее аналогов в истории. Однако «палочка-выручалочка» не сработала, а лучшие на тот момент в мире танки немцам не помогли. Красная армия нашла, что им противопоставить и это, прежде всего, артиллерия и беспрецедентное мужество советских артиллеристов. Один из них – капитан Виктор Мироненко, который в одиночку уничтожил 6 грозных «Тигров».

Командир дивизиона.

Виктор родился в октябре 1919 г. в Полтаве. Родители мальчика были хорошо образованными людьми, работали служащими среднего звена и с детства привили сыну желание учиться. Мироненко закончил 10 классов, чем тогда могли похвастаться немногие, а затем поступил в техникум. Но уже после второго курса в 1936 г. юношу призвали в армию, где он через 3 года окончил военное артиллерийское училище и стал лейтенантом.

На фронте офицер оказался с первых дней войны. Кроме того, он успел поучаствовать в войне с финнами и освобождении Западной Украины в 1939 году. К Курской битве он в свои 23 года уже командовал 461-м артиллерийским дивизионом, в который входили три батареи. Он был награжден орденом Красной Звезды и продолжал учиться, штудируя учебники по ночам. Производил расчеты, изучал тактику использования артиллерии с учетом особенности местности. Бойцов дивизиона научил действовать слаженно, на автоматизме. От этого зависело не просто, кто победит в бою, а нечто большее – жизни солдат и самого командира.


Советская противотанковая артиллерия, 1943 г.

Два главных удара немцы нанесли на севере Курского выступа у станции Поныри и на юге у села Яковлево. На южном направлении фашисты задействовали 1 тыс. танков и все это на узком участке фронта шириной 30-40 километров. Не знаю, что думал командующий Воронежским фронтом – Ватутин, но командармы РККА пребывали в шоке. Подобного они ни до ни после не видели, о чем позже написали в мемуарах.

Сложность заключалась в том, что «Тигры» и «Пантеры» легко прошивали Т-34 и КВ-1 с дистанции 1.5-2 км, в то время как наши танки могли пробить их броню лишь с расстояния 400-500 метров. По сути это было безнаказанное избиение. Поэтому к вечеру 6 июля было решено Т-34 и КВ-1 поберечь до лучших времен, а основную ставку сделать на артиллеристов.

Последний бой.

Утром, 7-го июля 461-й дивизион занимал позицию у поселка Сырцево в 19 км от села Яковлево. Батареи расположились за глубоким оврагом. Капитан Мироненко находился на НП, откуда давал установки, сообщал цели и координаты. Когда немецкие танки атаковали первую линию обороны, дивизион открыл огонь. Но, к сожалению, его снаряды поражали лишь вражескую пехоту и бронетранспортеры, а не «Тигры» и «Пантеры».


Panzerkampfwagen VI Ausf. H – E, «Тигр» собственной персоной, 1943 г.

Немцы прорвали первую линию обороны и несколько их танков двинулись в сторону НП капитана. Он вызвал два орудия, те стали бить по «Тиграм» прямой наводкой, но остановить их не смогли. Вскоре «стальные монстры» фашистов приблизились вплотную, а Мироненко вызвал огонь орудий дивизиона практически на себя, назвав соседний квадрат. И лишь тогда немецкие танки отползли назад, но другая группа «Тигров» прорвалась и устремилась по шоссе в сторону Обояни.

Этого допустить было нельзя. Капитан приказал двум батареям сменить позицию и преградить дорогу фашистским машинам. Но в это время из-за холма на кучку выживших бойцов вышло около 30 «Тигров». О том, что случилось дальше с восхищением написал в своей книге легендарный маршал Михаил Ефимович Катуков. В те дни под Курском он командовал 1-й танковой армией, в состав которой, собственно, и входил 461-й дивизион 3-го мехкорпуса:

«Мироненко покинул свой НП, чтобы встать во главе одного из расчётов. В эту минуту разорвался снаряд. Весь расчёт пал в бою. Тогда Мироненко занял место наводчика, сам заряжая орудие, принялся в упор расстреливать танки. Ему удалось подбить шесть вражеских машин. Но когда он поймал в перекрестке прицела седьмую, рядом с ним разорвался снаряд».
М. Катуков, «На острие главного удара».

М. Е. Катуков и В. А. Мироненко.

Так не стало командира 461-го дивизиона. Необходимо добавить, что Мироненко подбил не просто 6 танков, а 6 грозных «Тигров». Всего же за 6-е и 7-е июля дивизион ликвидировал 13 немецких машин. За свой фантастический подвиг Виктор Арсентьевич был удостоен звания Героя Советского Союза лишь в июне 1944 г. К сожалению, долго думали бюрократы, впрочем, как и всегда.