Евгений Жариков – советский Ален Делон

«Женя Жариков был человек солнечный, полный жизни, песен, любви. Я его узнал в 1961 году, когда мы вместе работали над «Ивановым детством» у Андрея Тарковского, он таким прожил и остался таким же через 50 лет», – сказал о «советском Алене Делоне» актер Николай Бурляев.

«Настоящая звезда, а не современные дворняжки сомнительной сексуальной ориентации», – высказался на странице с сообщением о смерти актера один из интернет-пользователей. И, кажется, это как раз тот случай, когда бесхитростный глас народа оказался громче и конкретнее любого печатного слова.


Евгений Жариков и Наталья Гвоздикова в сериале «Рожденная революцией»

РЕЗУЛЬТАТ КОМПРОМИССОВ

Не будет преувеличением сказать, что в жизни советского Алена Делона было все: и бешеная популярность, и крепкий брак, и фанатичная преданность делу, и чувство долга (на протяжении 12 лет Жариков возглавлял Гильдию актеров кино), и даже скандальный адюльтер с двумя внебрачными детьми. О последнем в прессе было сказано немало: громкий публичный скандал испортил Жарикову и его семье много крови. Толпа громогласно нарекла его двоеженцем, и, говоря по справедливости, не без должных на то оснований. Но теперь, когда Евгения Ильича уже нет с нами, как-то не хочется ворошить грязное белье многолетней давности. Ведь до последней минуты рядом с актером была его законная супруга, актриса Наталья Гвоздикова, посвятившая этому браку 37 лет.

Сам Евгений Жариков называл свой семейный союз «результатом компромиссов» и жалел лишь о том, что у них с супругой только один сын. Жариков же был у своей матери четвертым ребенком и появился на свет за четыре месяца до начала войны. Чтобы мальчик не умер от голода, его отправили к родителям матери в Подмосковье. В маленьком Загорске у деда будущего актера было большое хозяйство. С четырех лет Жариков управлялся с лошадьми и на всю жизнь привык делать мужскую работу по дому своими руками. Кто знает, может, фантастическая работоспособность актера выросла из подмосковного детства, в котором не было места лени и слабости духа.

РОМАНТИЧЕСКАЯ НАТУРА

Родители Евгения Ильича познакомились в более чем романтической обстановке. Рабфаковский пароход лениво качался на волнах Волги, а в сердцах начинающего советского писателя и школьной учительницы литературы зарождалось чувство, которое вскоре привело их в ЗАГС. Однако устроить быт оказалось гораздо сложнее, чем взлелеять романтическую привязанность. Первое время юный Евгений с сестрами, братом и матерью жили в одной коммуналке, а отец семейства – в другой. В конце концов Жариковы получили трехкомнатную квартиру, где и воссоединились под одной крышей, но особых богатств по-прежнему не имели, да и надежд в этом отношении не питали.

Зато Женя Жариков рос юношей романтичным – под стать обстоятельствам встречи родителей и, как ни странно, своим западно-европейским корням. Однажды отец будущей звезды советского экрана, заинтересовавшись происхождением фамилии, обратился к архивам и выяснил, что их далекий предок – пленный французский офицер, служивший гувернером у орловского помещика и женившийся на одной из его дочерей. Фамилия французского пра-пра-прадеда была Жерико, однако со временем «обрусела» до Жарикова.


Сергей Герасимов и Тамара Макарова

Путь в профессию у Евгения тоже начался с любви. Объектом юношеской привязанности оказалась Галина Польских, учившаяся классом старше и без труда поступившая во ВГИК. Вслед за ней начал усиленно готовиться к экзаменам и Жариков, совершенно не испугавшись огромного конкурса. «Не знал даже, что актеров в тот год набирали Сергей Герасимов и Тамара Макарова, – признавался позже Евгений Ильич, – это не имело для меня никакого значения». Позднее Тамара Макарова стала для Жарикова авторитетом и главным советчиком в вопросах творчества. Именно к ней актер отправился, чтобы сделать мучительный выбор между отъездом в ГДР и съемками в «Андрее Рублеве» Тарковского, которые все время откладывались на неопределенный срок.

Но это случилось значительно позже, а пока молодой Евгений Жариков с головой погрузился в студенческую жизнь. Остались в прошлом страдания по уже замужней Галине Польских, а впереди замаячила перспектива первых съемок в кино.

Вообще-то первокурсникам сниматься не разрешали, но ради такого случая неопытного Жарикова отпустили аж на тридцать шесть съемочных дней. Речь шла о главной роли в фильме «А если это любовь?» Юлия Райзмана, однако Худсовет «Мосфильма» потребовал актера заменить – слишком уж по-детски он смотрелся в эротической сцене. В итоге Жариков сыграл роль одноклассника главных героев, но в окончательный вариант вошли далеко не все сцены с его участием: фильм наделал много шума и был нещадно перекроен цензурой.

НЕВЕСТА В ГИПСЕ

С тех пор учебный и съемочный процессы у Жарикова шли параллельно. Гуру Тамара Макарова благословила своего подопечного на участие в «Ивановом детстве» Тарковского – начинающего режиссера с большим потенциалом. «Я, пожалуй, ни разу потом не встречал режиссеров, которые работали как Тарковский, – вспоминал позже об этом сотрудничестве Жариков. – Он был очень въедливым, всегда добивался от актеров того, чего хотел». Не имея привычки хвалить тех, кого снимает, Андрей Тарковский все же признавался жене: «Женя всегда очень точен в том, что делает в кадре».

Высокая оценка, которую режиссер выставил профессионализму Жарикова, в прямом смысле спасла эту роль: на съемках Евгений Ильич заразился желтухой, и второй режиссер картины, Георгий Натансон, требовал снять его с роли, чтобы не перекраивать съемочный график. Однако Тарковский остался непреклонен.


Кадр из фильма «Иваново детство»

Так не кстати вспыхнувшая болезнь вмешалась не только в профессиональные отношения с коллегами по съемочной площадке, но и в личную жизнь Жарикова. «Дама сердца» актера, спортсменка Валентина Зотова, узнав о его болезни, продала зимнее пальто и примчалась выхаживать «пациента». Благодарность Жарикова была горячей, но не выходила за известные границы: связывать себя узами брака молодой актер не спешил. Однако вскоре сама Валентина пала жертвой недуга: сложный перелом ноги поставил крест на ее карьере. Угнетенный чувством вины, Евгений Ильич повел себя как джентльмен и сделал предложение. Сложно сказать, стоила ли игра свеч: об этом двенадцатилетнем союзе сам Жариков вспоминал без особой душевной теплоты, тем более что первая жена так и не смогла дать ему то, о чем он мечтал – крепкую семью и детей.

«Так долго продержались потому, что я постоянно отсутствовал», – сурово подвел черту под этими отношениями Жариков. Однако сама свадьба выдалась что надо: на второй этаж Дворца бракосочетаний жених внес невесту на руках – подняться самой ей мешал гипс.

К окончанию института Евгений Жариков успел сыграть уже четыре главные роли и не собирался останавливаться на достигнутом. Предложения сыпались одно за другим, актера окружали знаменитые друзья, многие из которых остались таковыми до конца его жизни. С большой теплотой Евгений Ильич всегда отзывался о Наталье Фатеевой, с которой их объединяло не только кино, но и работа в театре, о Геннадии Нилове – Сундуке из фильма «Три плюс два», об Андрее Миронове – с которым, правда, дружбы «до гроба» не получилось, жизнь развела, но осталась дорогая сердцу память о совместных фильмах.


Кадр из фильма «Три плюс два»

Вместе с популярностью и новыми предложениями пришли и деньги. Немецкие кинематографисты, затеявшие многосерийный телепроект «Русский для вас», видели в роли главного действующего лица именно Жарикова, и он, отказавшись от участия в «Андрее Рублеве», отправился покорять ГДР.

Семейная жизнь меж тем продолжала держаться, что называется, на честном слове. Евгений Ильич уже отчаялся завести детей, а супруга категорично заявляла: «Если уйдешь, я покончу с собой». В общем, к встрече с главной женщиной своей жизни Жариков подошел без ярко выраженной надежды когда-либо обрести счастье в любви…

КАК ЕВГЕНИЙ ПРЕВРАТИЛСЯ В НИКОЛАЯ

В фильме «Возле этих окон» сниматься не хотели ни Жариков, ни Гвоздикова. Оба состояли в не слишком счастливых браках, и кидаться в новую семейную жизнь никто из них тем более не спешил. Но судьбе угодно было, чтобы они встретились. И не расставались потом несколько десятилетий.

«Актерская профессия способствовала моей популярности у женского пола, помогала одерживать легкие, ни к чему не обязывающие победы. Но к словам: «Я тебя люблю» почему-то всегда я относился серьезно. Говорил их только одной женщине. И не ошибся», – наверное, эти слова Евгения Жарикова как нельзя лучше отражают, на чем строился их союз с Натальей Гвоздиковой. Ведь именно эта женщина, несмотря ни на что, была рядом с ним в самые счастливые и трудные минуты. Она же проводила его в последний путь…

Даже одна из первых сцен, которые им довелось сыграть вместе, оказалась пророческой. По сценарию герой Евгения Ильича говорил: «Много раз заходил в эту квартиру, но ни разу вас не застал». «Вот видите, можно жить рядом и даже не встретиться», – отвечала Гвоздикова. «Ну, вот и встретились», – резюмировал актер.

Встреча оказалась столь волнующей, что своей партнершей в сериале «Рожденная революцией» Жариков видел только Наталью. Эта картина сделала Евгения Ильича чуть ли не самым желанным мужчиной советского кинематографа, а роль сотрудника «УгРо» превратилась для него в визитную карточку. Поклонники таланта Жарикова «с улицы» теперь называли его исключительно Николаем, а доблестная советская милиция приобрела в его лице самый настоящий пример для подражания.


Кадр из фильма «Рожденная революцией»

«Революцией» был рожден не только новый виток славы Жарикова, но и наконец оформившийся роман с Гвоздиковой. Однажды вечером, провожая Наталью – их поселили на съемках в разных гостиницах – Евгений Ильич решился: встал на колени и «рассекретился», произнеся слова любви. Однако дальнейшей счастливой жизни мешала одна деталь: два неоформленных развода.

ИНФАРКТ ПО ЛЮБВИ

Супруга актера расставаться миром не пожелала. Бездетную пару без особых проблем могли развести через ЗАГС, но Валентина предпочла довести дело до суда. В качестве причины расторжения брака Жариков указал невозможность жены иметь детей, на что тут же получил ответный удар от Валентины: ее дядя, взявший на себя функции адвоката, объявил членам суда и публике, что Жариков ходит в венерологический диспансер, как на работу, и детей иметь не может из-за недолеченного сифилиса. Понимая, что не может удержать мужа любовью, Валентина решила хотя бы отомстить и унизить: чтобы опровергнуть это нелепое обвинение, всесоюзно известному актеру пришлось приобщать к делу справку из вышеозначенного учреждения. Вскоре у «пациента КВД» и его второй жены Натальи Гвоздиковой родился вполне здоровый и невероятно желанный сын.

«Говорят, притирка характеров неизбежна. А я не припомню, чтобы мы ссорились. Я любил Наташу так сильно, что был рядом с ней безудержно счастлив, уступая практически во всем», – утверждал Евгений Ильич. Однажды, правда, в семье вспыхнула крупная и глупая ссора – из тех, когда по прошествии времени уже и не вспомнить, кто развел пламя войны, но брошенные в гневе жестокие слова обжигают не хуже инквизиционного костра. Наталья Гвоздикова – обладательница крутого нрава и острого языка – в пылу страстей объявила, что забирает сына и уходит, а Жариков, ошарашенный такой перспективой, бросился в машину и рванул в театр. Результатом семейной перепалки стал настигший его по дороге инфаркт. Гвоздикова, естественно, уходить немедленно передумала и долго выхаживала супруга, пострадавшего от тягот любовной войны. Она же была рядом с ним в те нелегкие времена, когда Жариков на съемках получил компрессионный перелом позвоночника. Эта травма мучила актера долгие годы, требуя все новых сложнейших операций, на который Жарикову приходилось соглашаться, чтобы не окончить свой век в инвалидном кресле.

«ЖАРЕНЫЕ ГВОЗДИКИ» НА ГРАНИ РАЗВОДА

Евгений Жариков и Наталья Гвоздикова сыграли любящих супругов аж в двенадцати картинах. В этом нет ничего удивительного: глядя на эту крепкую семью, окружающие постепенно переставали воспринимать их по отдельности. Их связывали не только чувства любви и уважения, но и бесконечная преданность кино, без которого ни Жариков, ни Гвоздикова себя не мыслили. Наталья помогала мужу в создании актерского фестиваля «Созвездие», поддерживала, когда коллеги доверили Жарикову пост президента Гильдии актеров кино России. У супругов даже появилось общее прозвище: жареные гвоздики. С легкой руки кассирши Киностудии имени Довженко, громогласно пригласившей «жареных гвоздиков» пройти за зарплатой, трогательная кличка прилипла к супругам на долгие годы.


С женой на одном из кинофестивалей

С середины 1980-х годов Гвоздикова, в отличие от мужа, снималась в кино нечасто – было желание, но не было достойных ролей. «Конечно, я не могу сказать, что засыпана предложениями, – признавалась Наталья, – но все равно от некоторых ролей пришлось отказаться. Предлагают в основном криминальные сериалы, но после «Рожденной революцией» пустое мелькание мне ни к чему. Ни денег приличных, ни интереса, а должно быть хотя бы что-то одно».

Чем больше узнаешь о том, какие отношения связывали «жареных гвоздиков», тем сложнее понять, почему лодка этой любви вдруг дала крен и зачерпнула так много мутной воды скандалов. Но чужая душа – потемки, а факт остается фактом: в жизни Евгения Ильича внезапно появилась та самая журналистка Татьяна Секридова, опрометчивый роман с которой чуть не поставил крест на, казалось бы, проверенной временем любви. Горькая ирония жизни заключалась в том, что знакомство это состоялось как раз на «Созвездии», руку к созданию которого приложила и законная жена Наталья Гвоздикова.

Рассорившихся в пух и прах супругов в итоге мирила семья Натальи – мама и сестра: «В семенных неурядицах всегда виноваты двое», – в один голос твердили они, умоляя оскорбленную Гвоздикову понять и простить мужа. Холодной войны в некогда крепкой – на зависть – семье не выдерживал и сын. «Вы уже либо разводитесь, либо живите как нормальные люди», – вынес свой вердикт Федор Жариков. И его родители в итоге остановились на втором…


Могила Жарикова на Троекуровском кладбище

Смерть Евгения Жарикова врачи Боткинской больницы констатировали в 9.30 утра. Отпевание прошло в храме Михаила Архангела в Тропарево 21 января – от гражданской панихиды Наталья Федоровна решила отказаться. Супруге советской легенды во время отпевания понадобилась помощь медиков – два раза схватывало сердце.