Этот генерал ругал власть, а в плену общался с Власовым- но Сталин дал ему хорошую рекомендацию, и приказал не трогать, почему?

В сталинские времена высокопоставленные начальники и командиры могли лишиться головы и за намного меньшие прегрешения, чем нахождение во вражеском плену. Плен в ту эпоху считался позором и предательством.

Советский военачальник, генерал-лейтенант Михаил Фёдорович Лукин провёл в плену без малого четыре года. Однако следствие в отношении его не велось – дело ограничилось проверкой. Причём сделано это было по личному распоряжению самого Сталина.

Освобождённый вместе с Лукиным генерал-майор Понеделин в 1950 году был расстрелян – только за передачу немцам информации о расположении частей Красной Армии. Тем не менее, ничего подобного в случае с Лукиным не произошло.

Между тем, после освобождения в конце апреля 1945 года американскими союзниками, Лукин прошёл ряд проверок НКВД. Они показали: попав в плен, генерал выдавал гитлеровцам сведения о дислокации советских войск, а также позволял себе антисоветские высказывания по поводу карательной системы в СССР и принудительной коллективизации сельского хозяйства. Кроме того, было доподлинно известно «о клеветнических» разговорах военачальника, которые он позволял себе в плену – с упоминанием в них членов Советского правительства и руководителей компартии. Всего этого было достаточно, по тогдашним меркам, для смертного приговора.


Михаил Фёдорович Лукин. Фото в свободном доступе.

Попал в плен тяжело раненым

В начальный период битвы за Москву Михаил Фёдорович Лукин командовал 19-й армией (был назначен командующим 10 сентября 1941 года). В результате проведения немецким командованием наступательной операции «Тайфун», под Вязьмой были окружены соединения 19-й, 20-й, 24-й и 32-й армий. Решением Ставки командование окружёнными частями севернее Вязьмы возложено на генерал-лейтенанта Лукина.

При выходе из окружения, 14 октября 1941 года, Михаил Фёдорович был тяжело ранен и попал в плен.

Также необходимо упомянуть о том, что до этих трагических событий под Вязьмой генерал Лукин отличился в Смоленском сражении, которое значительно застопорило наступление вермахта.

Цитата из этого немецкого доклада о ходе боевых действий, в результате которых был пленён генерал-лейтенант Лукин: «…был обнаружен хорошо оборудованный и частично был замаскированный немецкими плащ-палатками блиндаж… там укрывались несколько офицеров и одна женщина. После угрозы ручными гранатами, несколько из них вышло наружу. Один офицер застрелился. Среди пленных был генерал-лейтенант Лукин и его адъютант».

Писателю Константину Симонову Михаил Фёдорович Лукин в послевоенном интервью рассказал, что после ранения он не мог передвигаться и был захвачен немцами в лежачем положении – вместе с другими тяжелоранеными командирами и политработниками, в блиндаже, а свой пистолет он перед этим потерял. (Тогда для военачальников столь крупного ранга считалось делом чести застрелиться вместо сдачи в плен). Генерал потерял сознание и очнулся уже в лагерном госпитале германской 258-й пехотной дивизии.


Тот самый доклад. Фото в свободном доступе.

Последствия ранения были тяжёлыми. Немецкие врачи были вынуждены ампутировать Лукину ногу, а рука у него осталась на всю жизнь парализованной.

На первом допросе 16 октября Михаил Фёдорович отказался отвечать на вопросы военного характера, ссылаясь на данную им присягу. Однако немцы получили от Лукина «важные картографические материалы». В допросе 14 декабря 1941 года уже были зафиксированы резко критические высказывания генерала о советской власти и тоталитарном обществе, порождённом ею.

От предложений власовцев решительно отказался

В дальнейшем, во время пребывания в плену, Лукин имел личные беседы с «предателем №1» – генералом Андреем Власовым и ещё одним генералом-предателем – Фёдором Трухиным. Михаил Фёдорович решительно отклонил несколько их предложений поступить на службу к немцам. Однако и в этих беседах он позволил себе отнюдь не «верноподданические» высказывания в отношении советского государственного стоя.

Почему же тогда его не расстреляли после войны, когда Лукин был освобождён из плена и вернулся на Родину? Потому что Сталин принял во внимание мнения двух людей – маршала Конева и генерала Абакумова (в ту пору – зам. Берии). Конев лично ходатайствовал за Лукина перед вождём, напоминая об огромном вкладе Михаила Фёдоровича в Смоленское сражение.


Генерал Лукин. Фото в свободном доступе.

«Преданный человек»

А Абакумов подал Сталину следующую записку: «В отношении генерал-лейтенанта М. Ф. Лукина имеются материалы о его антисоветской деятельности. Но, принимая в учёт, что после ранения он превратился в калеку, в ходе проверки не удалось добыть какую-либо подтверждающую информацию. Поэтому считаю допустимым освободить генерала Лукина, обеспечив за ним агентурное наблюдение».

Вождь вынес такое решение: не только освободить Лукина, но и восстановить его в рядах Советской Армии, и: «По службе не ущемлять. Преданный человек» – написал своей рукой вождь.

Эпитет «Преданный человек» от самого Сталина – многого стоил. Лукин мог больше не опасаться никаких преследований со стороны органов госбезопасности. Полноценно служить, правда, он из-за состояния здоровья уже не мог. И – из-за утраты в плену партбилета, смог восстановиться в партии лишь в 1956 году.


С маршалами Победы: слева направо – Жуков, Лукин, Рокоссовский и Конев, 1966 г. Фото в свободном доступе.

Но всё равно – остался уважаемым человеком, получил звание Почётного гражданина города Смоленска и ещё несколько орденов за выслугу лет в РККА. В 1966 году даже встал вопрос о присвоении Лукину, к 25-летию битвы под Москвой, звания Героя Советского Союза. Но это ходатайство ряда военачальников было отклонено. Михаил Фёдорович Лукин скончался в 1970 году. Однако посмертно он всё же стал Героем, только уже Российской Федерации: это звание ему было присвоено указом Бориса Ельцина в 1990-е годы.