Другая концовка «Жестокого Романса», которая даже никому и в голову не приходит

Конечно же мы с вами знаем, что великий «Жестокий Романс» — это экранизация пьесы Островского «Бесприданница». Я вам даже скажу, что я пьесу прочитал впервые больше 20 лет назад, а фильм посмотрел (от начала до конца) относительно недавно. И все-таки давайте рассматривать это гениальное кино как самостоятельно произведение. Итак, что мы видим? В первой серии Карандышев пытается застрелиться, но неудачно. Однако он далеко не дурак, и слыша ехидное замечание Вожеватова «ежели хотите стреляться, пистолет бы надобно зарядить» мотает себе на ус.

Во второй серии на стене в доме Карандышева появляются пистолеты. Обратите внимание: Робинзон спрашивает: это что развешано? Бутафорские вещи? А Карандышев его одергивает: мол, осторожнее, он заряжен! И пистолеты-то не бутафорские, а настоящие, турецкие. Видимо, за прошедший год Юлий Капитоныч или взял уроки стрельбы, или хотя бы разобрался, как зарядить пистолет и отличить заряженный от не-заряженного.

А дальше невеста Карандышева с дружками сматываются на «Ласточку» — кутить, плясать и развратничать. Тогда герой Мягкова хватает со стены пистолет и с криками «Я буду мстить» убегает. Но так как его привыкли считать «молью» и не воспринимать всерьез, то конечно же ни Харита Игнатьевна, ни Иван так и не поверили, что Карандышев реально настроен пустить оружие в ход. В ином случае, мне представляется, они бы попытались снарядить на пароход какую-то экспедицию — предупредить гуляющую там веселую компанию.

Но неужели Карандышев с самого начала планировал убивать Ларису? Да нет конечно. Он ее по-своему, но любит. Нет-нет, в его планы входила месть похитителям невесты. И в первую очередь, разумеется, Паратову.

И вот теперь давайте предположим, что Карандышев после бурной сцены с Ларисой не стал стрелять ей в спину, а пошел и убил Паратова. Он легко мог это сделать. «Мохнатый шмелевод» даже не подозревал о том, что его соперник на яхте, и тем более — что у него есть пистолет, и уж тем более — что тот наконец-то научился обращаться с оружием. И согласитесь, что концовка получилась бы совершенно другой! Это был бы совсем иной фильм. Какие бы у нас с вами были чувства? Зло побеждено? Карандышев из ничтожества стал бы героем? Да, он пошел на каторгу, но отомстил за любимую женщину, убив ее растлителя и обидчика.

А что сделает после этого сама Лариса? В Волгу точно не бросится, не тот человек. Поедет спокойненько с Кнуровым в Париж или посмотрит другими глазами на Карандышева, полюбит его по настоящему, и отправится вслед за ним на каторгу, как жена декабриста? Что думаете?