15 лет на лесоповале. Тяжелая судьба княжны — актрисы Эды Урусовой

Ее арестовали 17 июня 1938 года на вокзале перед отходом «Красной стрелы», на которой театр выезжал на гастроли в Ленинград. Обвиняли в связях с фашистами, а она даже плохо представляла себе, что такое фашизм. Приговорили к 10 годам в исправительно-трудовых лагерях. Как стало известно позже, ее отец к тому времени уже умер в лагере.

Так закончилась счастливая и беззаботная жизнь актрисы Эды Урусовой. И начался трагический, полный потерь, унижений и жестокости путь репрессированной женщины.

Эда Юрьевна Урусова представительница ярославских князей Урусовых, звезда театра имени Ермоловой, ярчайшая острохарактерная актриса с неповторимым тембром голоса, до последнего дня была верна профессии.

Княжна Урусова родилась в 1908 году. Помимо Евдокии у Урусовых была дочь Елена и сын Кирилл. Эда Урусова получила хорошее аристократическое воспитание и широкое образование, в частности, владела несколькими иностранными языками.

С ранних лет Эда Урусова занималась в частной танцевальной школе у Маргариты Зелениной — дочери Марии Ермоловой; среди её покровителей, сглаживающих по доброте душевной классовую дискриминацию, была Надежда Михайловна Вахтангова — жена Евгения Багратионовича Вахтангова.

Ещё до окончания средней школы Урусова выдержала приёмные экзамены в студии Художественного театра, однако ей было предложено окончить школу. С 1917 года Урусова училась в институте благородных девиц, который был спрятан за стенами древнего Николо-Угрешского монастыря. Выпускницы этого института должны были составить элиту буржуазной России после скорого падения советского строя. Однако в 1922 году сам институт был закрыт.

Образование, полученное в институте, не соответствовало советскому стандарту. Евдокия Урусова увлечённо занималась балетом, пением, верховой ездой и много снималась в немом кино, чтобы заработать и поддержать семью. Первой киноролью стал эпизод в фильме «Ледяной дом» (1928 год) — она танцевала в паре, открывающей бал при дворе Анны Иоанновны.

В 1925 году Урусова поступила в студию Ермоловой при Малом театре, на курс С. В. Айдарова, где её педагогами были Е. К. Лешковская и Н. Ф. Костромской; по окончании студии в 1928 году стала актрисой Московского театра имени Ермоловой.

Казалось, впереди у актрисы Урусовой блестящая карьера и счастливая семейная жизнь.

Но все провалилось в пропасть

В 1935 году к тюремному заключению были осуждены девять сотрудников правительственной библиотеки, по так называемому «кремлевскому делу». Среди них была сестра Евдокии Елена, отец Юрий Дмитриевич Урусов и муж сестры Сергей Петрович Раевский.

Лена была необыкновенно обаятельной молодой женщиной, настоящая русская красавица. Все звали ее Лёнушкой. Такой и осталась она в памяти тех, кто ее знал.

За два дня до вынесения приговора — 25 июля Елене Юрьевне исполнилось 22 года. Четыре года назад она вышла замуж за Сергея Раевского — двоюродного брата Михаила Унковского, мужа Эды Урусовой, тоже актера театра.

В декабре 1931 года у Елены и Сергея Раевских родился сын Кирилл. В 1932 году Елена Юрьевна закончила библиотечные курсы и в 1934 года на свою беду поступила на работу в библиотеку ВЦИК.

События эти стали тяжелым ударом для семей. Очевидно, что подлинной трагедией они были для Евдокии Евгеньевны — матери Лёнушки. Только-только ее дети вышли на самостоятельную дорогу, обзавелись семьями. Была отменена карточная система, казалось, ушли в прошлое проблемы «лишенцев».

И снова над семьей нависли мрачные тучи. На Евдокию Евгеньевну легла забота о внуках — сыновьях Лёнушки и Евдокии. Лето они проводили с ней на дачах. Дачи – это комнаты, которые снимались в обычных крестьянских избах в подмосковных деревнях. Лето 1935 года отличалось лишь тем, что шел процесс по «кремлевскому делу». Каждый вечер Евдокия Евгеньевна возвращается в Москву в надежде увидеть дочь или хотя бы что-то узнать о ней. Увы, их свидание состоялось только после объявления приговора.

Репрессии не прошли мимо и очаровательной княжны Эды.

В 1938 году она была арестована. Вскоре арестовали и ее мужа.

На допросах она проявила несгибаемость, которой тогда не доставало многим. Евдокия отказалась подписать донос парторга театра на актера Демича.

За отказ оболгать и отправить на смерть невиновного коллегу, ей дали 10 лет. Сыну Урусовой было в то время 6 лет…

В добавок ко всему коллеги из родного театра написали на неё уничижительную характеристику.

«…Самые тяжелые дни в моей жизни. Все время болело сердце, происходящее казалось… ужасным кошмаром» — вспоминала Урусова.

Еще в дороге Эде довелось проявить свой характер. Она вспоминала, что в эшелоне вперемежку везли политических и уголовных. Наиболее отъявленные уголовницы начали грабить политических, отнимая все более или менее ценные вещи. Но когда подошли к ней, она одним ударом разбила окно, и в руке у нее оказался зажат кусок стекла… Налетчицы отступили.


Эда в картине «12 стульев»

Новое замужество

Срок отбывала в Буренинском пункте Дальлага, работала в топографическом отряде, играла в лагерном театре, была также дояркой, счетоводом. Освободили ее досрочно, в 1947 году. За это время она потеряла мать — та скончалась в 1939 году. В 1942 году она получила известие о смерти мужа: по воспоминаниям знакомых, Михаил в лагере жил надеждой вернуться на сцену, и его оптимизм поддерживал других заключенных, но потом он отморозил ноги, одну ампутировали, после этого он утратил волю к жизни и умер.


Первый супруг Эды Урсуновой

Еще в лагере Эда познакомилась с Александром Блохиным, сыном танцовщика, солиста Большого театра Ивана Фёдоровича Блохина — он стал ее вторым мужем. Ей удалось найти работу в Угличском драмтеатре. Казалось, что жизнь налаживается.

Но весной 1949 года на высшем уровне было принято решение — зачистить центральные области от нежелательного элемента. Последовали аресты всех отбывших 10-летние сроки по пресловутой 58-й статье. Она была вновь арестована — прямо после спектакля, в легком платье и белых туфлях, и помещена в Ярославскую тюрьму.

После реабилитации в 1955 году Урусова вернулась в Москву с тяжелой язвой и дистрофией последней степени. Жизнь приходилось начинать с чистого листа.

«В театре меня, конечно, никто не ждал. Мои года уже приближались к 50-ти, а таких актрис там и без меня хватало, — вспоминала Эда Юрьевна. — Чтобы восстановиться в театре, пришлось обращаться в Министерство культуры РСФСР. По закону о реабилитации меня обязаны были восстановить. После указания из министерства меня в театр приняли, но ролей никаких не давали, и я сидела без работы. Мне даже понизили ставку с высшей, которая была у меня до ареста.

И вдруг меня назначают на роль в пьесе «Преступление и наказание» по Достоевскому, которую ставил прекрасный режиссер Петр Павлович Васильев. Роль Луизы Карловны — очень хорошая, мне вполне удалась. Остался доволен и главный режиссер Андрей Михайлович Лобанов. За ней последовали и другие роли. И все успешнее и успешнее…»

Всего в театре имени Ермоловой она сыграла около двухсот ролей. Когда в театре для старейшей актрисы не нашлось работы в новом сезоне, несмотря на физическую слабость, она стала работать у Бориса Львова-Анохина в Новом драматическом театре. Ее последней ролью стала работа в спектакле «Письма Асперна».

В одном из последних выступлений по поводу своего юбилея она сказала: «Я счастлива, что судьба подарила мне профессию актрисы. Даже в самые суровые годы моей жизни я не расставалась с ней».

Сестра Урусовой была расстреляна, в советских лагерях от голода и пыток погибли ее родители и муж. В 1957-58 гг. все осужденные по «кремлевскому делу» были реабилитированы.

Эда Урусова играла небольшие, но запоминающиеся роли. Она неподражаема в картине «Ларец Марии Медичи», естественно, не забыть её в «Курьере», вспоминается с неизменной улыбкой: та ещё была бабушка. В «12 стульях» совсем малюсенькая роль, но этот скрипучий голос и интонации так выразительны. Актриса, которая запоминается сразу и навсегда.

Несмотря на все ужасы, которые она пережила, Евдокия Урусова прожила 88 лет. Светлая память…